Субстанциализм – высшее научное основание

Популярный раздел для новых идей и теорий мироздания.
Теории доказывающие существование Бога или опровергающие. Теории происхождения Вселенной, Земли, Человека. И многое другое…
Правила форума
Научный форум "Философия"

Субстанциализм – высшее научное основание

Комментарий теории:#1  Сообщение Афанасьев Г.П. » 02 сен 2009, 05:37

Содержание
1. Субстанция стихийного развития общества
2. Субстанция современного развития общества
3. История ничему не учит, если не хотят учиться
4. Субстанциальная организация современного развития общества
•Марксистскому эксперименту – успешное субстанциальное завершение
•Антисубстанциалисты
•Организация современного развития общества
•Субстанциальное единство мира
•Экономический кризис и путь его устранения навсегда
www.substanzialism.narod.ru/f55.htm
•Примат субстанциального права над международным правом
•Отрицание власти природы – основа правового нигилизма
•Незнание законов не освобождает от ответственности за их нарушение
www.substanzialism.narod.ru/f56.htm
•Антисубстанциализм – высшая угроза безопасности общества
•Организация признания и освоения субстанциализма

1. Субстанция стихийного развития общества
Развитие общества, ведущее к сохранению и дальнейшему росту уровня надежности и благополучия жизни людей, является вечной проблемой человечества, требующей постоянного внимания к её решению.
Проблема не может остаться, да и не остается без внимания, поскольку нельзя оставить без внимания сохранение самой жизни человека, чтобы не расстаться с ней навсегда.
Над решением этой проблемы бьются все люди, а с возникновением в обществе государственной власти и науки её решение становится также и их задачей, причем главной их задачей, которая становится одновременно главным основанием их возникновения и оправдания существования.
По мере сознательного решения задач по сохранению своей жизни и благополучия люди не могли не заметить, что не все их представления о мире, которые они получили с помощью своего мышления и которыми они руководствуются в своей жизни как своей властью для достижения своих целей, приводят к успеху. Пытаясь понять природу этого факта, люди вынуждены были признать, что причиной его существования является наличие независящей от них и от их власти другой власти, управляющей бытием окружающих их явлений.
Для объяснения этой власти они по аналогии со своей властью стали называть эту власть властью некоторых явлений и существ. Появилась мифо-религиозное объяснение власти, которая стоит над властью людей и всеми другими явлениями природы, что она порождается явлениями и персонажами мифов, богами или единым богом.
Используя это понимание стоящей над ними власти, люди по аналогии со своей властью придумали множество различных ритуалов, обрядов, жертвоприношений обладателям высшей власти, чтобы добиться от них благожелательности и поддержки в решении человеческих задач.
Мифо-религиозное объяснение высшей власти, стоящей над людьми, и попытки добиться её поддержки, не стали гарантами успешной деятельности людей в сохранении своей жизни и благополучия.
Поэтому люди вынуждены были продолжить попытки объяснения высшей власти, стоящей над ними. Другого пути у них не оставалось, если они хотели добиться успехов в решении своих жизненно важных задач. В итоге появилось первое объяснение высшей власти, в котором она оказалась освобожденной от мифо-религиозных явлений, персонажей и богов.
Это объяснение впервые дал 2,5 тысячи лет назад Гераклит, заявивший, что высшая власть, стоящая над людьми и всеми явлениями природы, это власть (Логос) самой природы, которая не создана никем из богов и никем из людей, которая существует вечно и неизменно и является мерой всему существующему. Если открыть и освоить содержание этой власти, то люди смогут успешно решать любые свои задачи, не выходящие за пределы этой власти.
То есть Гераклит первым из людей сознательно ввел представление о власти природы, а также о пути получения с её помощью решений задач жизни, которые будут всегда успешными: об истине и её критерии.
Истина есть то, что соответствует требованиям власти природы. Власть природы – это всеобщий критерий истины, который, как и истину, люди не имеют права игнорировать, если хотят добиться успеха в решении своих задач и не стать жертвами ошибочных решений.
Представления Гераклита оказались дерзким прорывом в понимании путей построения благополучного человеческого общества. К сожалению, это прорыв не был замечен ни современниками Гераклита, ни во всей последующей истории науки и человечества.
Ни наука, ни власть общества не взяли на вооружение, открытые представления о власти природы. Строго говоря, наука могла пользоваться словом наука, только назвав и признав власть природы своим единственным теоретическим основанием. Без такого шага наука могла выполнять только функцию теоретического мышления, которое способно создавать понятия о мире и его явлениях, связывать их в нечто целое – систему и использовать для решения насущных задач, если полученные теоретические системы обладали качеством истины. Причем все это она могла проводить без понимания действительных оснований возможности и необходимости таких действий, без понимания критерия истины.
Наука такого рода в качестве оснований своих действий в лучшем случае могла опираться лишь на мифо-религиозные представления о некоей власти, стоящей над людьми. Не стало лучшим основание науки с появлением в науке материализма и идеализма. Они тоже не взяли власть природы в свое основание. Материя и Идея, взятые ими в основание понимания мира, не являются властью природы. Они стали только некоторым первоначалом, с помощью которого хотят объяснить мир. То есть они взяли в качестве первоначала не власть природы, с помощью которой можно и нужно объяснять весь мир, а другое, в котором власть природы не является всеобщей опорой, а её существование в мире в лучшем случае объясняется как некоторый элемент материи и идеи. В худшем случае, мысль о власти природы вообще утрачивается
В Материализме и Идеализме так и не получило отражение главное содержание мысли Гераклита о власти природы: быть основанием и мерой бытия мира и всех его явлений. По существу они не стали в этом вопросе выше мифо-религиозного представления о ней. В каждом из них власть природы так и осталась придатком некоторого первоначала: мифологического явления, бога или богов, материи или идеи.
Что касается власти общества, то она вообще никогда не уделяла внимания власти природы. Её интересовала только собственная власть и ничто больше. Научные представления о власти природы она использовала иногда для повышения своего авторитета, но не больше. Её никогда не интересовал вопрос о необходимости исследования и разработки власти природы.
Так что после Гераклита исследования власти природы остались без внимания, а решения задач жизни и, следовательно, освоение стоящей над людьми власти природы, по-прежнему проводилось на основе обобщения практического опыта, методом проб и ошибок и за счет развития теоретических представлений о частных явлениях, имеющих практическое значение в текущий момент времени. Такой способ решения задач сохранился практически до наших дней. Остались и конкурирующие друг с другом в вопросах объяснения мира: мифология, религия, материализм и идеализм. Сделав власть природы придатком некоторого первоначала, они так и не смогли освободиться от своей ошибки, а, следовательно, и не смогли стать объективным основанием в объяснении мира и решении задач общества.

2. Субстанция современного развития общества
Второй прорыв в понимании власти природы произошел после Гераклита лишь в наше время, в конце ХХ и начале ХХI веков, благодаря рождению Субстанциализма (1), давшему впервые в истории науки три новые дисциплины науки: власть природы, идеологию познания и идеологию цивилизации, объединенные между собой властью природы как их теоретической основой. Теперь открылась возможность решать все задачи общества с помощью власти природы, начав её сознательное освоение и применение во всех областях деятельности человека.
Субстанциализм – учение об обязательных условиях бытия природы и её явлений. Фундаментом субстанциализма является Власть природы – учение об обязательных условиях существования всех без исключения явлений природы, включая саму власть природы.
Субстанциализм впервые (после Гераклита) придал власти природы самостоятельное существование. В понятии первоначала она перестала быть придатком первоначала: героя мифа, бога или богов, материи или идеи, от которого она зависит и которое определяет, какой ей быть. Она сама стала первоначалом, которое является основанием для понимания любого явления природы, включая саму природу и саму себя, а также первоначала, с которыми её связывали и ставили в зависимость от них. Теперь она определяет, какой должна быть материя и идея, бог или боги, а не наоборот. Она определяет, какой должна быть наука и все её дисциплины, а не наоборот, когда наука и её дисциплины решали её судьбу, решали, быть ей или не быть. Власть природы является основой для понимания как их возможностей и ограничений, так и самой себя. Открыть содержание этой основы удалось лишь после открытия её исходного основания – понятия субстанции, связанного с существенным признаком явления.
Власть природы стала всеобщей субстанцией, без которой не может существовать никакое явление.
Уяснение абсолютной самостоятельности власти природы и её исходного основания позволило открыть составляющие её теоретические средства, открыть всеобщий способ их применения к решению проблем общества и дать ряд решений глобальных проблем науки и общества.
Открытие теоретических средств субстанциализма поставило точку в стихийном освоении власти природы, бывшим единственным способом решения проблем общества в прошлом.
Оно позволяет заявить:
Субстанцией современного развития общества является сознательное признание и освоение Субстанциализма: власти природы и всего того, что с её помощью удалось получить в решении проблем науки и общества;
Все теоретические системы, создаваемые мышлением, делятся на науку и донаучные системы, которые различаются между собой своими субстанциями, без которых они не могут существовать:
Наука - это знания или теоретические системы, субстанцией которых является власть природы, взятая в основание сознательно или интуитивно.
Донаука или религия, мифология и т.д. - это знания или теоретические системы, субстанцией которых являются бог или боги, мифы и любые другие основания, придуманные произвольно мышлением.
Знание субстанции современного развития общества, наличие теоретических средств власти природы и метода её применения к решению любых проблем общества обязывает начать немедленное повсеместное их применение к решению всех конкретных проблем общества. Все имеющиеся решения глобальных проблем общества должны быть подвергнуты критическому рассмотрению сквозь призму субстанциализма. Все обнаруженные ошибки должны быть устранены либо корректировкой имеющихся решений, либо заменой их на новые решения.
Без реализации этих условий современное развитие общества останется по-прежнему традиционным, то есть будет проводиться путем стихийного освоения власти природы методом проб и ошибок. Оно будет приводить к повторению опасных ошибок и не менее опасных последствий от их практической реализации.
С первых шагов рождения субстанциализма вместе с разработкой теоретических средств власти природы одновременно проводилась работа по анализу имеющихся решений проблем устройства и развития общества на соответствие требованиям власти природы. В результате этой работы сегодня вскрыты все главные ошибки имеющихся теоретических решений проблем общества, даны новые решения, устраняющие открытые ошибки и исключающие повторение новых ошибок. Все результаты представлены в рамках субстанциализма в виде трех новых дисциплин науки: власть природы, идеология познания, идеология цивилизации. Они и должны стать сегодня и навсегда высшей научной основой современного развития общества. Причем не только в области социальных явлений, но и в естествознании, когда в нем решается вопрос об основаниях познания его явлений и критериях истины. Если и в этой основе будут найдены ошибки, они должны устраняться, но обязательно только на основе власти природы. Власть природы, взятая как обязательные условия существования всех явлений природы, не подлежит ни отмене, ни даже пересмотру в части её определения. Оно является абсолютной истиной, открытой раз и навсегда.

3. История ничему не учит, если не хотят учиться
В обществе периодически возникает мысль о необходимости внесения в его развитие новых представлений о путях его дальнейшего развития. В качестве новых представлений могут быть как достижения науки и техники, передового практического опыта, так и любые другие представления настоящего и прошлого времени, которые, по мнению, господствующего в обществе сознания могут привести к успеху.
Пока субстанцией развития общества было стихийное освоение власти природы, такой способ выбора новых оснований развития общества был естественным и единственно возможным. Хотя он не мог гарантировать успеха и часто вместо него приводил к отрицательным результатам, с ним приходилось мириться. В ХХ веке наиболее яркими результатами такого выбора нового основания развития общества стали социализм и фашизм.
В социализме на основе марксизма был реализован принципиально новый путь развития общества. В фашизме также был реализован передовой принцип – принцип демократии, позволяющий прийти во власть общества и получить право на реализацию любым идеям общественного устройства, если они поддержаны большинством избирателей. Объективных способов проверки этих оснований в обоих случаях не существовало. Правда, марксизм обладал явным преимуществом, поскольку он опирался в обосновании необходимости своего практического применения на власть природы, полагая, что таковой является диалектика – «диалектика царит во всей природе».
Конечные результаты освоения этих двух различных оснований общественного развития известны. Эти основания привели к результатам, которые от них никак не ожидали. Рождение субстанциализма позволило объяснить причины отрицательных результатов.
Диалектика оказалась не властью природы, а опасной философской ошибкой, подменившей действительное содержание власти природы теоретическими средствами, которые не только не являются властью природы, но и вообще не могут относиться к какой-либо частной науке. Они стали плодом философской мудрости ради мудрости, а не ради познания власти природы. Подмена власти природы, которая произошла не преднамеренно, а из-за слабости теоретического мышления общества того времени, привела к катастрофе. Ошибка в понимании власти природы привела к другой ошибке, в которой господствующей идеей общества стали идеи социализма, основанного на упразднении частной собственности. Социализм, основанный на власти природы, возможен только как идеология цивилизации. В этом социализме частная собственность не упраздняется, а, наоборот, с помощью субстанциального закона стоимости становится основой всех экономических отношений в обществе и основой упразднения в нём всякой эксплуатации.
Для человека, воспитанного на марксизме и даже на антимарксизме, это невозможно понять, из-за ошибок теории и сложившихся в сознании стереотипов мышления. Для марксистов частная собственность является источником эксплуатации. Они даже представить себе не могут, что источником эксплуатации является не частная собственность, а нарушения её или нарушения права каждого человека на всю частную собственность, созданную его трудом. Для антимарксистов также трудно понять, что они применяют ложное понятие частной собственности, которое не обеспечивает соблюдение права частной собственности каждого человека и поэтому тоже ведет к эксплуатации. Но любой человек, освоивший власть природы, идеологию цивилизации и субстанциальный закон стоимости, без особого труда способен понять новые субстанциальные условия всех экономических отношений и упразднения эксплуатации. Чтобы не возникало путаницы в применении субстанциального понятия социализм с понятием социализм, принимающим со времен Платона в своё основание идею упразднения частной собственности в пользу общественной собственности, в субстанциализме было решено применять только понятие цивилизации.
Передовая идея демократии также стала плодом извращения, в котором идея демократии, возникшая как одно из средств избежания ошибок в управлении обществом, была превращена в высшую субстанцию общества. Высшей субстанцией общества является жизнь человека, а не демократия, которая является частной субстанцией общества и не может отрицать свою высшую субстанцию. Нарушения этого условия ведет к разрушению жизни. Так оно и случилось. Фашизм завершился катастрофой. Его первичное исходное основание – демократия было выбрано также не преднамеренно, а из-за отсутствия необходимых теоретических средств, позволяющих обнаружить и предупредить ошибку. В итоге ошибка в понимании демократии превратилась в другую ошибку, в которой господствующей идеей развития общества с помощью демократии стали идеи нацизма.
В обоих случаях причиной катастроф стали отсутствие объективных теоретических средств власти природы – субстанциализма. Чтобы избежать повторения этих или еще более опасных ошибок необходимо сознательное признание и освоение власти природы во всем объеме имеющихся теоретических средств.
К сожалению, история ничему не учит. Ошибки истории и пути их устранения мало кого интересуют.
Демократия продолжает насаждаться в обществе как его высшая субстанция. Итогом стало появление рецидивов нацизма в ряде стран, вплоть до попытки его военного утверждения в жизни общества, а также поддержка этих рецидивов многими странами, включая и теми, которые стали жертвами нацизма. При этом рецидивы нацизма поддерживаются ими как высшие образцы современной демократии.
Ошибки марксизма в понимании власти природы и, как следствие, в понимании путей устройства и развития общества, не исправляются, а усугубляются в результате отказа от любых объективных оснований в пользу многополярного мира и возможности применения любых оснований, если они признаны в своих странах демократическим путем.
Единственным отражением современного развития общества стало лишь широкое применение терминов «современное развитие», «стратегическое развитие», «глобальное развитие» введение их в название институтов, центров, занимающихся вопросами развития общества.
Длительное интуитивное освоение власти природы привело к тому, что мысль о существовании власти природы, её господстве в природе и обществе и необходимости постоянного обращения к ней для предупреждения и исправления ошибок, была забыта. Забыта настолько, что когда родился Субстанциализм, давший впервые теоретические средства власти природы и основанные на них решения всех глобальных проблем общества, он не был воспринят адекватно роли власти природы. Все его решения, ставшие единственно возможным высшим научным основанием современного развития общества, были объявлены вне закона и саботируются.

4. Субстанциальная организация современного развития общества

•Марксистскому эксперименту – успешное субстанциальное завершение
Субстанциализм родился в России. Ни в какой другой стране мира это не могло произойти, ибо Россия первая в мире провела научный эксперимент по научной перестройке общества на основе марксизма, ставшего в истории науки и человечества самой мощной попыткой объяснения устройства и развития общества с помощью власти природы. Научному эксперименту положено закончиться подведением итогов, какими бы они ни были хорошими или плохими. Субстанциализм и стал таким итогом. Причем он не ограничился констатацией хорошего и плохого в социализме. Субстанциализм пошел вперед, дав главное объяснение всех неудач научной перестройки общества и принципиально новый путь её продолжения, в котором все допущенные ошибки и неудачи будут устранены, новые будут сведены практически к нулю, а научная перестройка общества завершится необратимым успехом, который и должен быть у неё в принципе.
Субстанциализм впервые дал понятие и критерии идеала решения любой задачи, включая задачи идеального устройства и развития общества. Теоретическим идеалом устройства и развития человеческого общества является идеология цивилизации – идеология, соответствующая требованиям власти природы. Эта идеология никогда не может быть превзойдена более совершенной идеологией.
Идеология цивилизации является теоретическим идеалом нового мирового порядка в устройстве и развитии всех стран и всего человечества. Она пришла взамен всех прежних идеологий, включая капитализм и социализм, какое бы лицо им ни придавалось: либерально-демократическое или развитое с человеческим лицом. Они обанкротились навсегда в силу имеющихся в них грубейших и опасных нарушений власти природы. Их нарушения не могут быть устранены корректировкой. Они подлежат полной замене на идеологию цивилизации.
Естественным итогом научного эксперимента является не только подведение итогов, но и дальнейшее применение полученных положительных результатов, особенно, если цель эксперимента не была достигнута.
Естественным является и сохранение первого места применения полученных результатов. Им должна остаться Россия. Возражения типа, что для России достаточно научных экспериментов, не могут быть признаны удовлетворительными. Никаких возражений подобного типа не должно быть в принципе, ибо отказ будет означать отказ от развития - от необходимости постоянного повышения уровня надежности и благополучия жизни. То есть он будет означать переход с пути прогрессивного развития на путь самоуничтожения, на котором общество вымрет, как мамонты. Такой переход может выбрать только общество, имеющее органическую патологию в своем господствующем мышлении, которая состоит:
В неспособности мыслить адекватно устройству и развитию всего мира, а точнее - правилам бытия мира;
В ограниченности адекватного мышления, порожденного уровнем развития мышления, например, мышление мамонтов;
В господстве мышления мошенников, желающих поживиться за счет общества, используя его ошибки мышления и не обращая внимания на то, что общество вымрет вместе с мошенниками, полагая гибель всего мира приемлемым риском для себя;
В сочетании всех пороков мышления, перечисленных выше.
Россия не собирается вымирать. Однако следует знать, что этого намерения совершенно недостаточно. СССР, как и мамонты, не собирался вымирать, и внешне ничто не предвещало вымирание, но оно произошло. Произошло по причине саботирования власти природы. С первых дней своего возникновения СССР обязан был посвятить максимум внимания проблеме власти природы, бывшей главной основой марксизма, но не сделал для этого ни одного шага. Поэтому произошло то, что и должно было произойти в случае саботажа власти природы. А потому для своего сохранения Россия обязана завершить начатую в 1917 году научную перестройку, обратив, наконец, внимание на власть природы и взяв в основание нового этапа перестройки принципиально новые теоретические средства, полученные в субстанциализме. С марксизмом нужно расстаться навсегда. Все положительное его содержание вошло в субстанциализм (1 – Субстанциализм – высший этап и альтернатива марксизма. -2005). Остальное содержание должно войти в архив ошибок в истории разработки субстанциализма: власти природы, идеологии познания, идеологии цивилизации.
В освоении субстанциализма к России могут и даже обязаны присоединиться и все остальные страны мира, если не желают закончить свой путь, как мамонты, как СССР.

•Антисубстанциалисты
К противникам Субстанциализма нужно относиться как к людям, имеющим опасную патологию мышления.
Субстанциализм родился в России, но, к сожалению, был объявлен в ней вне закона и саботируется.
Отрицание и саботаж власти природы был организован РАН, всеми её основными институтами по решению проблем общества. В дальнейшем саботаж был поддержан всеми вузами России, включая все элитные вузы: МГУ им. М.В. Ломоносова, МГИМО, Дипакадемия, Российская экономическая академия им. Г.В.Плеханова, Российский государственный гуманитарный университет. Со стороны государственной власти в саботаже власти природы приняли участие все Президенты России, начиная с Б.Н.Ельцина и все главные органы государственной власти и управления, ответственные за устройство и развития страны (1 – Субстанциализм – идеология дерзкого прорыва. -2003; Глобальный проект общества цивилизации. -2007 и др.).
Антисубстанциализм продолжает сохраняться без изменений, вплоть до наших дней.
Рассмотрим несколько новых примеров, новизна которых не в самих рассматриваемых в них вопросах, а в полном игнорировании при их решении аргументов субстанциализма, даже после ознакомления с ними.

•Организация современного развития общества
По инициативе Президента России Д.А. Медведева в марте 2008 года создан институт современного развития ИНСОР.
«Институт современного развития состоит из примерно пятисот экспертов, специалистов по абсолютно разным проблемам и с разными подходами к их решению. Условно они разделены на три группы: консерваторы, либералы и центристы» (2).
В этом наборе недостает главной группы - группы субстанциализма, решающей все проблемы общества на основе теоретических средств власти природы, представленных в (1).
Власть природы царит в природе и обществе и является критерием истины, без соблюдения которого все рекомендации экспертов по развитию общества останутся очередными заблуждениями, ведущими к новым опасным кризисам и катастрофам. Без опоры на субстанциализм отрицательных результатов нельзя избежать, даже если экспертами станут все люди и все ученые планеты.
Субстанцией современного развития общества является сознательное освоение власти природы. Без признания и сознательного освоения этой субстанции создание ИНСОР становится созданием очередного бесполезного института по решению проблем общества. Предшественником такого же бесполезного института стал Центр стратегического развития - ЦСР, созданный В.Путиным, который также оставил субстанциализм без внимания.
Существенным недостатком создания ИНСОР является игнорирование РАН, которая должна быть главным институтом России, ответственным за разработку научных средств развития страны. Создание ИНСОР это результат недоверия способностям специалистов РАН. Однако это недоверие нужно было устранять не с помощью создания ИНСОР. Без опоры на субстанциализм РАН также не в состоянии дать объективные решения, что и демонстрируется фактически и что является основой недоверия. Поэтому возрождение научной функции РАН нужно было проводить не с помощью создания еще одного бесполезного института, а путем восстановления в РАН в качестве высшего научного основания её деятельности - власти природы.
Узнав об отрицании и саботаже субстанциализма, государственная власть должна была потребовать от Президента и Президиума РАН объяснения о причинах своей позиции. В случае отсутствия объективных оснований, государственная власть вправе и обязана была потребовать немедленной отставки Президента РАН и всех руководителей институтов РАН, которые без объективных оснований отвергли субстанциализм.
Как минимум, было недопустимо утверждать в качестве президента РАН избранного на эту должность прежнего президента РАН, под руководством которого РАН объявила вне закона и саботирует субстанциализм. Более чудовищного преступления против науки, а также общества, совершенного самими академиками, избравшими этого кандидата, а затем утвержденного государством, нельзя придумать. Ибо власть природы – это источник и основание существования науки и государства, а для науки это её субстанция, без признания и соблюдения которой все её знания не могут быть наукой или объективным знанием.
Такое избрание равносильно избранию в высшие иерархи церкви самими иерархами церкви человека, под руководством которого церковь отвергла бы существование Бога.
Для науки отрицание и саботаж власти природы и необходимости её безусловного соблюдения во всех делах людей является бесконечно большим злом, чем существование или отрицание религии и её основания Бога.
Наука претендует на создание объективного знания о мире и его явлениях, которое не зависит от богов и людей. Критерием объективности является власть природы и ничто больше. Поэтому отрицание наукой власти природы является отрицанием критерия истины и превращается в абсолютный обман людей с помощью использования имиджа понятия наука, которое предусматривает знание объективного критерия истины. При таком обмане с помощью понятия наука, взятого в качестве критерия истины, можно навязывать людям любое решение, выдавая его за объективное. В итоге любой человек и все человечество, принявшие такую науку за основу своей деятельности, превращаются в беспомощную игрушку власти природы, судьба которой определяется случайными взаимодействиями явлений природы или корыстными целями господствующего сознания.
При отрицании власти природы наука перестает существовать, как и религия, отвергнувшая бога. Ибо не могут существовать теоретические системы, отвергнувшие свои субстанции. Но если прекращение существования религии не причинит никакого ущерба для общества, то прекращение существования науки опасно для общества, поскольку оно будет неспособно к принятию адекватных власти природы решений. А значит, власть природы уничтожит общество, как только оно нарушит закон сохранения выше допустимого уровня.
Религия, её существование или упразднение связаны с субъективным или ошибочным пониманием власти природы и критерия истины. В качестве них она принимает Бога, который не является и не может быть ни основанием мира, ни критерием истины, поскольку ими является только власть природы. Существование религии не ведет к непосредственному отрицанию власти природы. Оно ведет лишь к подмене власти природы Богом. В результате такой подмены создается препятствие для познания власти природы, поскольку ни одно понятие Бога не является определением власти природы, а без него познание власти природы невозможно. В религии нет ни одного теоретического средства, которое вошло бы в теоретические средства власти природы - в правила бытия всех явлений природы. Отрицание Бога, а значит и религии, освобождает власть природы от искусственного препятствия, созданного ошибочным мышлением, и позволяет начать познание власти природы непосредственно, без посредников типа Бога и религии. То есть оно имеет положительное значение в отличие от отрицания власти природы, проведенного самой наукой. Если религия не просто отвергнет бога, а предложит вместо него власть природы, то её положительный вклад станет максимальным.
Кстати, и в науке до рождения объективного субстанциализма существовала аналогичная ситуация. В ней на место власти природы претендовали диалектика и философия, которые вместо познания власти природы начали сочинять нечто подобное религии – мудрость ради мудрости. Субстанциализм отбросил эти ошибочные и лукавые изобретения за абсолютной ненадобностью и начал исследования непосредственно самой власти природы, познание которой не нуждается в посредниках типа Бога, философии, диалектики или в целом всей науки. Итогом стало рождение Субстанциализма: власти природы, идеологии познания и идеологии цивилизации.
Таким образом, условием избрания в президенты РАН должно было стать в обязательном порядке признание кандидатом в президенты РАН власти природы в качестве высшей основы деятельности науки и общества. Это условие должно быть главным и для науки и для государственной власти.
Восстановление научной функции РАН в области современного развития общества невозможно провести в короткие сроки, как того требует опасная кризисная ситуация. Для быстрого решения требовалась бы полная переподготовка кадров РАН, работающих над решением проблем устройства и развития общества. Для многих из них эта переподготовка в принципе невозможна. Они остаются принципиальными сторонниками марксизма, нежелающими отказываться от него. Их мышление подобно мышлению мамонтов, которые из-за принципиальной ограниченности своего мышления обречены только на естественное вымирание. Поэтому, в качестве временного компромисса, можно было пойти по пути использования возможностей Международной академии субстанциализма, укрепив её материальную базу, чтобы она могла привлечь к работе специалистов, способных быстро освоить субстанциализм и начать производство рабочих проектов по его применению во всех направлениях общественного устройства и развития, пригодных для применения как в России, так и в любой стране. Например, проектов по выходу России и всего мира из состояния опасного финансового кризиса.
Важным шагом по ускорению признания и освоения субстанциализма несомненно можно считать проведение публикации всех теоретических работ субстанциализма, а также создание версий сайта substanzialism.narod.ru. на всех основных языках мира. Что позволит в короткие сроки максимально расширить круг людей, изучающих и освоивших субстанциализм.
Следующим обязательным шагом должно было стать введение в программы обучения всех вузов страны нового предмета – субстанциализм: власть природы, идеология познания, идеология цивилизации. Только в этом случае можно будет окончательно создать необходимое количество специалистов по субстанциализму, способных решать практически все проблемы страны, а также продолжить развитие субстанциализма в РАН, пополнив ряды её ученых специалистами, для которых субстанциализм является сознательной главной научной основой их деятельности.
К сожалению, ни одна из возможных мер не была проведена для восстановления власти природы в своих законных правах в деятельности РАН, а потом и государственной власти. Следовательно, даже при отсутствии официально изложенной позиции государственной власти по этому вопросу, можно считать, что государственная власть оказалась солидарной с позицией РАН. А единственной основой солидарности стали не объективные возражения против признания существования власти природы или её конкретных теоретических средств, а нежелание признавать сам факт существования власти природы, вопреки опыту всей истории науки и всего человечества, дабы не оказаться в зависимости от какой-то там власти природы и необходимости безусловно ей подчиняться.

•Субстанциальное единство мира
В интервью российским телеканалам 31 августа 2008 года Президент Дмитрий Медведев заявил: «Мир должен быть многополярным».
Это заявление продолжает позицию В.Путина и также как она игнорирует отношение к многополярности мира с точки зрения власти природы, согласно которой мир должен быть ни многополярным и ни однополярным. Мир должен быть субстанциальным, то есть соответствовать требованиям власти природы. Только в этом случае мир может сохранить свое существование. Любое другое единство мира: многополярное или однополярное - прямая угроза его существованию. Поэтому любая страна, которая претендует на какую-то лидирующую роль в мире, может реализовать свою претензию только с помощью субстанциального единства мира. Успех будет определяться не экономической или военной мощью у государства, а высшим критерием истины – властью природы и уровнем освоения этого критерия.
Глобальные изменения в мире, о которых сегодня говорят политики всех стран мира, должны пойти по пути субстанциализма, а не по пути многополярного или однополярного мира. Установление многополярного или однополярного мира станет кратчайшим путем к самоуничтожению человечества.
Вопросы многополярности и однополярности мира были рассмотрены в анализе позиции В.Путина в этом вопросе(1 – Глобальный проект общества цивилизации. -2007.
• Многополярный и однополярный мир). Можно было надеяться, что субстанциальное единство мира найдет понимание у В.Путина, а теперь у Д.Медведева. Увы, пока этого не произошло.
В дополнение остается расширить рассмотрение данного вопроса оценками эксперта В.Иноземцева (3):
Какие у нас есть основания считать, что многополярность окажется основой справедливого мироустройства? На мой взгляд, никаких. Сегодня мы наблюдаем закат однополярного мира, но в его лучах уже видны контуры новых геополитических разломов.
Очевидно, что однополярный мир в его американской версии утрачивает способность к самоупорядочиванию.
заявления о том, что мир должен быть многополярным, – благое пожелание, а расчеты на то, что он будет лучше однополярного, – иллюзия.
Многополярный мир XXI века станет миром насилия и войн – и как таковой он не будет стабильным.
Российским лидерам, призывающим к «многополярному миру», следовало бы отдавать себе отчет в том, что в этом мире Россия не будет одним из ведущих полюсов.
Готова ли Россия к многополярному миру, в котором она не будет одним из полюсов? Вся риторика кремлевских идеологов заставляет в этом усомниться. Тогда как Россия собирается изменить ситуацию в свою пользу? На этот вопрос никто отвечать даже не собирается.
Апология многополярности уводит и Россию, и ее потенциальных союзников, и даже западные страны от гораздо более важной задачи: повышения управляемости мира и создания не противовесов друг другу, а эффективных международных институтов. Увлеченность же Realpolitik в мире XXI века крайне опасна и нефункциональна.
Идея многополярного мира популярна сегодня в России лишь потому, что политики верят: наша страна станет в нем одним из ведущих полюсов.
За воздыханиями скрывается не стремление к равенству и партнерству в международных отношениях, но мечты об однополярном мире с центром в Москве, а не в Вашингтоне. Зависть к Америке вкупе с неспособностью вообразить более организованный мир движет сегодня апологетами многополярности. Переубеждать их бессмысленно. Изменить отношение к данному мифу может только жизнь, которая скоро покажет все издержки этой «многообещающей» модели.

•Экономический кризис и путь его устранения навсегда
www.substanzialism.narod.ru/f55.htm

•Примат субстанциального права над международным правом
Не законы общества должны стоять над властью природы и ее законами, а наоборот: власть природы должна быть единственной основой законов общества, которые должны приводиться в соответствие с ней всякий раз, когда в них обнаруживается нарушение власти природы. Ибо власть природы царит во всем мире, включая человеческое общество, а не власть людей.
Международное право, на которое многие страны пытаются опереться, доказывая правоту своих действий, не может быть для этого предельно высшей опорой. Международное право является результатом применения власти природы к решению проблем устройства и развития стран как внутри их, так и в их отношениях друг с другом. Благодаря этому международное право обладает приматом (верховенством) над правом отдельных стран. Но над самим международным правом стоит предельно высшее право – субстанциальное право, а над ним, в свою очередь, власть природы.
Поэтому нормы международного права могут выполнять свои функции лишь в том случае, если они соответствуют требованиям власти природы, то есть являются субстанциальным правом. Но и субстанциальное право требует постоянного внимания к своему содержанию как на предмет своего соответствия власти природы, так и на предмет соответствия самой власти природы, представленной теоретическими средствами человеческого мышления, той реальной власти природы, которая существует независимо от людей. Ошибки в решении этих вопросов чрезвычайно опасны для людей.
Международное право, существующее сегодня, никогда не создавалось сознательно на основе власти природы. Поэтому оно чрезвычайно далеко от субстанциального права. Более того, оно содержит прямое отрицание власти природы. Подробно эти вопросы были рассмотрены в (1 – Глобальный проект общества цивилизации. -2007). После их субстанциального рассмотрения можно было надеяться, что апеллирование к международному праву будет скорректировано. Увы, этого не произошло. Ни В.Путин, ни Д.Медведев, ни государственная власть в целом не сделали ни одного шага в этом направлении. Международное право по-прежнему называется ими как высшая опора решения проблем общества, без каких-либо ссылок на власть природы и субстанциальное право. Они просто не понимают, какие огромные возможности открывает опора на власть природы в решении всех вопросов общества внутри отдельных стран и в отношениях между ними, в создании систем коллективного сотрудничества и коллективной безопасности, в интеграции стран, в создании нового субстанциального международного права. Понять это невозможно, если оставаться на позиции отрицания власти природы.

•Отрицание власти природы – основа правового нигилизма
Власть природы является основой права, действующего в обществе. Отрицание этой основы естественно ведет к созданию криминального права, криминальных законов общества. А они в свою очередь к отрицанию всякого официального права. Ибо, если могут быть приняты криминальные законы общества, то не может в принципе существовать запретов на отрицание любых законов и подмены их на произвольные отношения в обществе, устанавливаемые каждым человеком самостоятельно, в силу своего разумения и практических возможностей.
Отрицание власти природы превращает борьбу с правовым нигилизмом в малоэффективное или даже бесполезное занятие.
Примером является борьба с коррупцией, которая стала бедствием для России. Меры, принимаемые государством, не останавливают её, а лишь меняют форму её проявления, поскольку они направлены не против причин коррупции, а только против её результатов. Пока будут существовать криминальные законы общества, порождаемые отрицанием власти природы, победа над коррупцией в принципе невозможна.
Коррупция – это вторичное криминальное явление, порождаемое криминальными законами общества. Такими законами являются, например криминальные закон стоимости и закон собственности, которые создают экономическую основу коррупции(1- Глобальный проект общества цивилизации. -2007. • Криминальность закона стоимости).
Пока эти криминальные законы, создающие экономическую основу для её существования не будут заменены субстанциальным законом стоимости и субстанциальным законом собственности, коррупция непобедима, какие бы жесткие меры не были приняты против лиц, участвующих в коррупции.

•Незнание законов не освобождает от ответственности за их нарушение
www.substanzialism.narod.ru/f56.htm

•Антисубстанциализм – высшая угроза безопасности общества
В работе (1- Глобальный проект общества цивилизации. -2007 и др.), было дано обширное обоснование Субстанциализма как единственно возможного научного идеала общественного устройства и развития и как единственно возможной идеологии современного устройства и развития общества.
Рассмотренные выше новые результаты исследования на основе власти природы дают дополнительные аргументы в пользу сказанного.
Вместе с тем все названные материалы по субстанциализму позволяют также обоснованно утверждать, что существующая идеология общества, которая активно претендует на роль идеологии современного развития общества, является антисубстанциализмом, который может иметь только прямо противоположную оценку.
Антисубстанциализм господствующего сознания – это опасная и позорная идеология для любой страны, а тем более для России, которая с помощью рожденного в ней субстанциализма могла бы совершить дерзкий прорыв из состояния катастрофы и стать лидером в идеологии современного развития всего человечества.
Антисубстанциализм чрезвычайно опасная идеология, которая не должна быть допущена в качестве идеологии современного развития общества. Она должна быть устранена. Причем также решительно, как была устранена агрессия против осетин и абхазов. Без выполнения этого условия, ни о каком успешном развитии России не может быть и речи. Ведь нельзя добиться успеха, отрицая и саботируя все возможные пути его достижения. Нельзя сохранить надежное и благополучное бытие людей, нарушая обязательные правила бытия всех явлений природы.
Отрицание всеобщих правил бытия всех явлений природы автоматически превращает их в правила разрушения и уничтожения явлений.
Без опоры на Субстанциализм прорыв из состояния катастрофы может быть подобен только или прорыву из экономического кризиса с помощью резервов государства или перестройке, уничтожившей СССР с помощью принципов демократии, которая также не признает власти природы.
В субстанциализме даны теоретические решения всех главных проблем, которые сегодня интересуют Россию и весь мир. Их не нужно искать, напрягая все силы и средства. Их нужно понять, признать и начать применять. Если будут обнаружены ошибки, их нужно устранять. Субстанциализм дает полную ясность и по решению проблем, которые еще не решены или могут появиться дополнительно.
Ничего подобного нет в антисубстанциализме.
Для понимания и освоения субстанциализма не требуется особая одаренность. Среднего уровня развития современного человека вполне достаточно. Тем более не требуется особых усилий для людей с высшим образованием, которые представляют науку и государственную власть.
Предложения по устранению отрицания и саботажа субстанциализма не раз предлагались всем участникам саботажа. Все они остались без внимания. Остается эти предложения повторять снова и снова, добиваясь внимания всех лиц, ответственных за успешное развитие страны, а также всего общества, чтобы оно не стояло в стороне, полагая, что решение этой проблемы может проходить без его участия и его не коснется.
Эта работа аналогична работе России по разъяснению Западу действительной природы конфликта Грузии с Южной Осетией и Абхазией, которая Западом отрицается и извращается. Разница лишь в том, что по вопросу субстанциализма самой России нужно объяснять то же самое. Защищая свою позицию перед Западом, Россия использует аргументы, опирающиеся на власть природы. К сожалению, когда такие же аргументы выдвигаются России в защиту признания и освоения власти природы, они остаются без внимания или извращаются. Прибегая к объективным аргументам в отношениях с внешним миром, Россия не хочет применять такие же аргументы в решении проблемы признания и освоения субстанциализма, позволяющего на объективной основе решать любые проблемы общества. Хотя объективное рассмотрение и решение проблем должно сохраняться всегда, будь то частная или общая проблема для всех стран, и особенно, когда речь идет о критериях самой объективности.
Применяя объективные аргументы, Россия добилась успеха и в Грузинском кризисе по вопросу Южной Осетии и Абхазии и в Украинском кризисе по вопросу транзита газа. Она даже получила поддержку ряда западных стран. Она могла развить свой успех до высшей ступени, опять с помощью объективных аргументов, но уже на высшей ступени их развития в виде субстанциализма, предложив всему миру имеющиеся в субстанциализме решения всех главных проблем общества:
Проблемы устранения глобального экономического кризиса;
Проблемы разработки новой глобальной идеологии общественного устройства, которая должна прийти на смену всем известным прежде идеологиям общества;
Проблемы коллективной безопасности;
Проблемы развития каждой страны до высшего уровня благополучия и надежности жизни;
Проблемы устранения терроризма;
Проблемы интеграции всех стран мира. И т.д.
Увы, она не воспользовалась такой возможностью. Хуже того, она отвергла такую возможность. Россия осталась на позиции выборочного применения объективных аргументов.
Главная причина такого отношения известна. Она состоит в чрезвычайно низком уровне развития мировоззрения господствующего сознания: науки, образования, государственной власти, политических партий, профсоюзов, средств массовой информации. Вопрос этот был подробно рассмотрен в (1 – Глобальный проект общества цивилизации. -2007). Вместо единого мировоззрения, совпадающего с властью природы (существование которой людям известно 2,5 тысячи лет, а содержание стало известно с конца ХХ века), они пользуются плюрализмом мировоззрений, состоящим из эклектического набора различных знаний, каждое из которых претендует на господствующее положение и, как правило, отрицает главное назначение мировоззрения, ради которого оно возникло.
Например, одной из главных мировоззренческих позиций В.Путина является мысль: делать только то, что делает весь мир. Хотя объективный подход требует делать только то, что является объективным. Ведь весь мир может ошибаться, а ошибки могут быть чрезвычайно опасными, и перенимать их было бы крайне неразумно. Пока власть природы не была разработана, использование опыта других стран было возможно. Возможен был и перенос ошибок из одной страны в другую. Возможность ошибки всегда должна быть принята во внимание и должна находится под контролем всех имеющихся средств проверки объективности. Если такое внимание и контроль отсутствуют, опасные ошибки неизбежны. Возврат от социализма – государственного капитализма к капитализму – частнопредпринимательскому капитализму стал одной из таких ошибок. Нужно было двигаться вперед: от социализма к субстанциализму или цивилизации, а не назад, меняя один вид капитализма на другой. Сохранение этой ошибки в угоду принципу: так делают все, является другой опасной ошибкой.
Другой мировоззренческой позицией В.Путина является отрицание всех революций. Если бы это отрицание было направлено только против криминальных революций, его можно было бы только приветствовать и поддерживать. Но совершенно недопустимо отрицать созидательные или точнее цивилизационные революции, которые приближают к идеалу общественного устройства и развития – цивилизации, соответствующей требованиям власти природы. Без их проведения человечество продолжало бы до сих пор жить в пещерах и норах, подобно диким животным. Невозможно было бы возникновение общественных формаций и постоянная замена их более совершенными формациями. Если кому–то удалось бы исключить созидательные революции, например, начиная с рабовладельческой формации, мы до сих пор пребывали бы в ней. К счастью, развитие общества определяется властью природы, а не только желаниями лидеров общества. Формации человечества, не желающие подчиниться власти природы себе во благо, исчезают из числа существующих в природе явлений. Такова судьба всех вымерших формаций человечества, включая СССР. Таковой будет судьба всех новых формаций, забывших о существовании власти природы или сознательно игнорирующих её.
С открытием теоретических средств власти природы, принципиально изменились критерии объективности, а также понимание природы развития человеческого общества. Следовательно, все решения по общественному устройству должны быть приведены в соответствие с властью природы и вытекающей из неё природой устройства и развития общества.
Если законы общества нарушают власть природы и эти нарушения не устраняются, то порождаемые этими нарушениями пороки общества не могут быть устранены никакими другими способами, кроме как устранением самих нарушений.
В.Путин не воспринимает этого условия. Объективность у него, видимо, совпадает с принципами: делай как все, революции недопустимы и т.д. Поэтому экономический кризис он пытается устранить как все – путем выделения финансовых резервов государства, а не путем устранения причин экономического кризиса. Поэтому он не хочет устранять криминальные законы общества, криминальную конституцию, ведь они такие же, как во всех странах мира. Изменять их в соответствии с властью природы означало бы признание необходимости проведение новой цивилизационной социальной революции, которая принципиально изменила бы все главные существующие стандарты бытия всех стран мира, а также устранила бы все опасные последствия криминальной революции, уничтожившей СССР. В итоге опасные последствия криминальной революции не устраняются, а приобретают ещё более опасный характер. Примеры уже назывались выше. Новейшим примером стало государственное воровство транзитного газа и перерождение его в государственный терроризм, взявшего в заложники поставщика и покупателей газа. К сожалению, никто из пострадавших от этого терроризма не поставил вопрос о применении цивилизованных средств к его устранению, которые принудили бы нарушителя немедленно выполнить свои транзитные обязанности и больше никогда не пытаться пользоваться шантажом террористов.
Международное право не было применено против газового терроризма. Главной причиной опять является крайне низкий уровень мировоззрения, на основе которого оно было построено. Его основой построения и применения является не власть природы, а власть наиболее сильных в военном и экономическом развитии стран. Да и среди этих стран в применении международного права нет единства, а идет постоянная борьба за реализацию своих интересов в ущерб другим. В этой борьбе побуждение к терроризму и покровительство ему не являются исключением. Исключить все эти негативные стороны содержания и применения международного права можно только на основе субстанциализма и безусловного соблюдения требований власти природы всеми странами, независимо от их военной или экономической мощи.
Казалось бы, саботаж субстанциализма в России и проблемы с газом – это разные явления, не имеющие причинной связи. Увы, это не так. Признание и освоение субстанциализма в России, которое могло произойти с 1998 года, устранило бы большую часть криминальных явлений, порожденных криминальной революцией, разрушившей СССР. Вплоть до создания нового единого субстанциального государства на территории бывшего СССР. Оно также предотвратило бы и глобальный экономический кризис, и газовый кризис, и перерождение его в государственный газовый терроризм, ибо знание природы всех криминальных явлений, которое открывает знание власти природы, открывает такую возможность. К сожалению, субстанциализм остался невостребованным во всех странах мира, и будет оставаться таким, пока какая-то страна первая не применит его в решении своих проблем. Пока этот первый шаг не будет сделан, криминальные явления во всех странах мира и в отношениях между ними будут сохраняться и воспроизводиться с возрастанием опасности последствий.

Позиция Д.Медведева пока еще окончательно не прояснилась. Пока она повторяет многие мысли его предшественника.
Позиция государственной власти в целом ничем не отличается от позиции В.Путина.
Позиция науки и образования определяется их главным принципом: критерием истины является власть государства. Все рассуждения науки и образования об объективности знания немедленно испаряются, как только встает вопрос об объективности действий государственной власти.
Позиция остальных членов господствующего сознания ничем не лучше.
Полный текст www.substanzialism.narod.ru/f54.htm

Код ссылки на тему, для размещения на персональном сайте | Показать
Код: выделить все
<div style="text-align:center;">Обсудить теорию <a href="http://www.newtheory.ru/philosophy/substancializm-visshee-nauchnoe-osnovanie-t27.html">Субстанциализм – высшее научное основание</a> Вы можете на форуме "Новая Теория".</div>
Афанасьев Г.П.
 
Сообщений: 51
Зарегистрирован: 30 авг 2009, 16:42
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 0 раз.

Вернуться в Философия

 


  • Похожие темы
    Ответов
    Просмотров
    Последнее сообщение

Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1