Введение в истологию. Первое знакомство.

Популярный раздел для новых идей и теорий мироздания.
Теории доказывающие существование Бога или опровергающие. Теории происхождения Вселенной, Земли, Человека. И многое другое…
Правила форума
Научный форум "Философия"

Введение в истологию. Первое знакомство.

Комментарий теории:#1  Сообщение Сэр Джик » 11 мар 2018, 06:46

Истология в моем исполнении, уважаемый читатель, это не законченная теория, это скорее попытка заинтересовать вас некоторыми идеями, способными лежать в основе новой философской системы, к строительству которой в соавторстве заинтересованные люди могут приступить немедленно. Кстати, я считаю, что век строительства философских систем одиночками - это прошлое в истории философии. Слишком уж неподьемная задача для одного человека. Есть ли основания полагать, что мой труд окажется небезинтересным для публики? Думаю - да, есть основания. И основание этому - моя философия, которую я называю истологией.

Нет, это не наука об истине, хотя какая философия не стремиться к познанию истины? Моя философия, разумеется, тоже стремится к истине, но стремиться и знать - разные категории. Когда я говорю о своей философии, я думаю, что у каждого человека есть своя философия, каждый из нас - философ, хотя не все это и сознают. Я себя философом сознаю, хотя и не являюсь профессионалом на этом поприще, но для себя в процессе долгих размышлений я выстроил систему мышления, и она мне помогает - не заблудиться. Поможет ли она и Вам? Время покажет!

В центре моей философии лежит представление об ИСТОМ. Истое в староцерковном смысле - абсолютная полнота мира сего, но я не был воспитан в духе религиозного мировоззрения. Наше поколение выросло на постулатах диамата, поэтому для меня Истое - не абсолютная полнота, а понимаемая через призму законов диалектики субстанция, т.е. - диалектическая полнота.

"Чем же моя философия отличается от диалектического материализма",- спросите вы, а я отвечу: "Отсутствием в ней приоритета материализма, как впрочем, и идеализма." Моя философия, если угодно, дуалистична, но не в том классическом, картезианском духе, а именно в духе диалектики. Классический дуализм попросту постулирует двуединство первоосновы, как это делает и материализм, и идеализм, сводя первоосновы либо к материи, либо к идее.

Однажды я задал себе вопрос: а есть ли у нас основания верить в преимущество классических форм материализма перед идеализмом, монизма перед дуализмом или плюрализмом? Ответ был отрицательным. Бесконечные же споры философов на эту тему, которые длятся тысячелетиями, лишь подтверждают отсутствие этих оснований. Остается лишь слепо верить в мнимое превосходство классических схем мышления.

Теперь возникает другой вопрос: что же должно лежать в основе философской системы? Ответ для меня очевиден: многовековой опыт, накопленный человечеством в попытках выявить наиболее общие законы. Этими законамию как я думаю, являются на данный момент законы диалектики. Если кто-то из вас знает более общие законы, сообщите и мне, я более общих законов не знаю, поэтому для меня моя философия начинается с этих законов.

К примеру, закон единства и борьбы противоположностей прямо заставляет меня быть дуалистом. Да, истология по сути и есть диалектический дуализм. В классической форме дуализм есть лишь двуединство в первооснове мира сего, в истологии это двуединство существует еще и в борьбе. Другими словами, нет во всей полноте мира сего, в ИСТОМ его состоянии, ничего такого, что существовало бы вне закона единства и борьбы противоположностей.

Что же из всего, уже сказанного, следует? Это разговор для настоящих философов. Я, разумеется, его здесь буду продолжать, пока же, прошу вас, активно критиковать изложенную уже постановку вопроса.. Сам я оцениваю этот свой труд, как набросок, поэтому регулярно буду править его, устраняя недостатки, ваша критика, несомненно, будет мне в помощь. Прошу также учесть, что я пишу не только для профессиональных философов, а именно для широкой публики, поэтому мне важно любое мнение.

В качестве лирического дополнения к теме предлагаю желающим познакомиться с творчеством замечательного российского поэта, прозаика, собирается бурятского и алтайского фольклора - Игоря МУХАНОВА, который, сознавая себя Художником и Воином Света, описывает свою молитву перед боем и то оружие, с ко орые он идет на войну. Прочтя его сочинение, я призадумался: с каким же оружием должен вести свою войну Истолог? Сочинение Игоря и мои к нему комментарии здесь:

Молитва Художника | Показать
ПОСВЯЩЕНИЕ В ХУДОЖНИКИ

Идёшь по весеннему лесу, наполненному самой разной жизнью, и удивляешься тому, что видишь вокруг. Настоящая школа изобразительного искусства, где все рисуют!
Улитка предпочитает создавать графику на песке, работая своим телом, как мастихином. Ветер рисует рябью на воде, всё время меняя свой рисунок. Некто, умеющий растворяться в воздухе, как утренняя дымка, рисует сначала дождём, а после – радугой. Мир укрывается тенями от бабочек, чтобы не обгореть на солнце, словно летающим зонтом, краски для рисования выдавливаются из цветов, как из тюбиков.
И если ты заметил это однажды и даже испачкал свои чувства в цветочной пыльце, отчего они стали ещё привлекательней, радуйся. Ибо твоё посвящение в художники состоялось."

Прекрасно, не правда ли? Думаю, для посвящения в истолога все то, о чем повествует нам Игорь, тоже необходимо, но... недостаточно. Чуть позже я попытаюсь аргументировать свою мысль. Пока же читаем дальше:

"МОЛИТВА ХУДОЖНИКА

Молитва художника шуршит колонковой кистью, стекает краской по холсту, бликует маслом в лучах полуденного солнца. Она получит ответ из Высшего Источника, если художник забудет о себе, как о розовощёкой отдельности, и станет хотя бы на время предметом, вдохновившем его. Тогда сольются океаны и моря, смешаются разные наречия, и времена года превратятся в мокрую акварель, готовую на любые превращения. Из этого хаоса, подобного тому, который царил в начале сотворения мира, и рождается картина художника."

Превосходно! Слов нет, какие образы! Молитва шуршит и стекает, бликуя в лучах! Забудь хотя бы на время о себе, розовощекая отдельность. Подписываюсь, для истолога это тоже актуально. Однако еще актуальнее для истолога понимать, как именно из хаоса рождается нечто. Художникам это понимание тоже не повредит. Ну, я еще вернусь к этой теме, пока же читаем:

"ПРИСМОТРЕВШИСЬ ВНИМАТЕЛЬНО

История искусства только на первый взгляд напоминает броуновское движение. Присмотревшись к ней внимательно и откинув голову назад, вплоть до мягкого столкновения с кожаным фолиантом, носящим имя «Библия», можно увидеть историю роста человеческой души, историю дружбы и сотрудничества двух миров – земного и надземного."

Здесь меня улыбнуло мягкое столкновение с кожанным фолиантом и слегонца наивно обозначенное сотрудничество двух миров. Художник с наивным предс авлением о сотрудничестве двух миров, как о дружбе, способен, пожалуй, создать нечто вроде лубка. Не случайно первая же рецензия напоминает Игорю, что быть воином совсем не зазорно художнику. Истологу же просто необходимо. Читаем заключительную часть:

"ВОИН СВЕТА

Видеть художника воином не хочется совсем, но им он всё же является.
Винтовку в руках художника представить сложно, кисточку – легко. И склад боеприпасов воображение, знающее больше, чем знает наше «я», заменяет на склад красок. Художник – воин Света, идущий по жизни не с ружьём, но с цветком."

Здесь Игорь как бы и отвечает рецензентам про художника-воина, и отвечает достойно. Образ воина Света прекрасен по определению, спорить не стану, однако истолог, вставая в эти ряды, пойдет туда не со цветком. С чем же тогда? Об этом я напишу в другой раз.


Добавлено спустя 1 день 18 часов 3 минуты 58 секунд:
Не геометр да не войдет | Показать
Заголовок этого дополнения в теме принадлежит Платону. Вход в его Академию был заказан тем юношам, которые не владели знаниями геометрии. Спрашивается - почему? Ответ на этот вопрос в современной философии мало исследован, но представляется очевидным, что Платон следовал в русле древней традиции, заложенной еще Пифагором - великим геометром, математиком и философом. Эйнштейн, кстати, считал геометрию самой красивой наукой, так как в ней на основе нескольких аксиом выстроено совершенное здание всей науки. Разумеется, об этом знал и Платон и, вероятно, думал, что философия, как наука, должна быть выстроена подобно геометрии.


Все это так. Платон создал свою философию подобно геометрии, но, не вдаваясь здесь в суть его философии, мне бы хотелось обратить Ваше внимание на другую сторону геометрии, быть может, не столь и красивую, зато практичную: в геометрических образах возможно наглядно отобразить нечто важное. Эта традиция значительно древнее времен даже и Пифагора. В сущности и сама геометрия возникла на базе именно этой миссии изобразительного искусства.


Попытки изобразить или отобразить нечто важное для человека уходят корнями в самую глубокую древность. Они зафиксированы уже и в наскальных рисунках, и во всей живописи разных веков и народов, но из всего многообразия художественного творчества, я выделю здесь знаменитый "Черный квадрат" Малевича. Выделю по двум причинам: во-первых, хотел того или не хотел сам Казимир, но изображено на картине единство противоположностей - белого и черного; во-вторых, художественное мастерство на этой картине свелось по сути к геометрическим образам. Многие говорят, что квадрат на картине совсем как бы и не квадрат, что черное - как бы и не черное, да и сама картина - как бы и не картина. На эту тему существует множество противоречивых суждений, но факт остается фактом: это, пожалуй, самая знаменитая картина. Для меня же эта картина символизирует тот древний рывок, когда от наскального рисунка человечество изобрело геометрию, когда чисто художественное мировосприятие дополнилось научным его постижением.

В настоящее время существует великое множество разного рода геометрических символов - образах той или иной сущности, но существуют ли геометрические образы, отображающие нечто важное для самой философии? На первый взгляд - да, существуют. К примеру, достаточно хорошо известен геометрический образ закона отрицания отрицания в форме спирали. Широко известны изображения таких противоположностей, как Инь и Ян, т.е. женского и мужского начала. Важны ли эти и другие геометрические образы для самой философии? В какой-то мере да - важны. Они помогают нам как бы увидеть то или иное философское представление, но, увы, этого для истолога мало.

Задача, которая стоит передо мной, состоит в том, чтобы отобразить в геометрическом образе самый общий закон - закон единства и борьбы противоположностей. Изобразить его так, чтобы мы не только увидели этот закон, но смогли бы увидеть и его следствия.

Итак, задача сформулирована, можно приступать к делу. Закон единства и борьбы говорит нам о сосуществовании в его рамках двух противоположностей. Возникает вопрос: можно ли отобразить каждую из противоположностей в форме геометрической точки? Нет, нельзя, потому что каждая из противоположностей существует в рамках закона в двух состояниях: единства и борьбы, следовательно, необходимо для каждой противоположности по паре точек, соединенных внутренней связью, т.е. пара геометрических отрезков. На рисунке, помещенном ниже, вы видите пару отрезков: AB и CD. Условимся, например, понимать,что в точках A и D наши отрезки находятся в состоянии борьбы; соответственно, в точках B и C - в состояниях единства. Теперь остается соединить все точки на рисунке некими связями и мы получим геометрический образ основного закона диалектики, учения о всеобщей связи и взаимной обусловленности явлений.
Изображение
Простота рисунка не должна вводить вас в заблуждение, все гораздо сложнее. Например, количество внешних связей равно четырем: BC, BD, AC и AD. Это значит, что необходимо и достаточно четырехмерной системы связей для функционирования и описания всей системы. Для физиков четырехмерное пространство-время - не новость. Физики - замечательные геометры, чего не скажешь о философах, поэтому для них выявленная четырехмерность взаимосвязей в системе взаимодействующих противоположностей - новость. Если же учесть еще и пару внутренних взаимосвязей в отрезках AB и CD, то интерпретация этого рисунка легко превращается в головоломку, причем многомерную.

Кстати, выше я писал, что Платон создал свою философскую систему так, как создана была геометрия: исходя из небольшого числа постулатов. Это так и есть, но геометрия, как наука, совершенна, совершенна ли философия Платона - вопрос, как показала история, спорный. Не углубляясь здесь в суть разногласий других философов с Платоном и его системой, отмечу, что геометрия в своем развитии пользовалась геометрическими образами, а вот Платон, как и его апологеты, и ниспровергатели, таких образов не создали. Другими словами, и Платон, и все его последователи, пройдя его Академию, признавая формально необходимость быть геометрами, так и не создали ни одного достойного внимания геометрического образа в рамках своих философий. Если уж быть совсем категоричным, скажу так: современная философия, без опоры на геометрические образы, остается в ряду изобразительного искусства в качестве одной из его разновидностей. Финальную точку этому периоду саморазвития философии поставил, пожалуй, Малевич. Споры вокруг "Черного квадрата" не утихают столетие, но воз и ноне там: современная философия, увы, не наука в полном смысле этого слова. Точнее, философия, как и религия, по сути - учения-поучения неких авторов.

В академии истологии, над ее вратами, мало будет написать: не геометр да не войдет. Сам вход в эту академию требует осмысления геометрического образа, изображенного выше. Присмотритесь к рисунку, он чем-то напоминает калитку.


Возвращаясь к замечательному образу Воина Света, о котором упоминалось выше, я хочу сказать, что Истолог, как Воин этого Света, пойдет в мир не только с цветком, но и с геометрическим образом. А тянет ли созданный рисунок, на тот образ, о котором я говорю? Ответ отрицательный. Он тянет лишь на образ калитки, пропуска в академию Истолога. Об этом подробнее я буду писать в другой раз.


Добавлено спустя 1 день 20 часов 50 минут 18 секунд:
Изображение

В начале было Слово | Показать
Итак, мы открыли "калитку", усвоили основную идею рисунка. Добро пожаловать в академию Истолога. Здесь нам предстоит усвоить идею другого рисунка, изображенного выше. Предыдущий меня не устраивает в качестве того геометрического образа, с которым мы пойдем дальше. Не устраивает по двум причинам: во-первых, он отображал лишь один из трех известных законов диалектики; во-вторых, не ясно, как он соотносится с предшествующими способами познания мира.

Очевидно, что философия в целом возникла не на пустом месте, истология - тем более. Можно было бы уйти вглубь веков и проследить этапы становления философии и научного метода, но я начну с библейского текста: "В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог." Теперь займемся анализом текста и попробуем его воспроизвести чисто геометрически.

Что мы имеем? Во-первых, некое начало, изобразить которое геометрически просто: это центральная точка на рисунке, обозначенная буквой О. Подчеркну, что эта безразмерная геометрическая точка пока еще абстрагирована от всякого иного содержания, но, во-вторых уже, библия продолжает свое повествование, вкладывая в эту точку новое содержание. Геометрически эта процедура означает расширение безразмерной точки до некоей окружности, которую я нарисовал синим цветом. Нам сообщили, что в этом Начале было Слово, а Слово было - у Бога. Значит, появились два новых представления: Слово и Бог. Изобразить их в одной точке геометрически и совместить с точкой О невозможно, это противоречит формальной логике, так как не может некое А быть одновременно, в одном и том же месте, в одном и том же отношении и А, и не-А. Значит, три разные сущности: Начало, Слово и Бог, возможно отобразить лишь тремя точками: допустим, в синей точке А на рисунке мы изобразили местоположение Бога, в синей точке С - Слово, которое, как нас уверяют далее, и есть сам Бог? Опять противоречие формальной логике, казалось бы?

Формально - да, противоречие, но авторы Библии не знали еще формальной логики, поэтому писали так, как сам Господь шептал им на ушко. Шептал же Он нечто вполне диалектичное, уверяя их и нас, что Слово и есть Бог. Они поняли и донесли до нас простую истину: между Богом и Словом есть некое единство, причем - абсолютное единство. Таким образом, мы приходим к необходимости изобразить абсолютное единство Слова и Бога в какой-то самостоятельной точке, допустим, это синяя точка В. Теперь рисунок из линейного превращается в плоскостной и даже в объемный.

Действительно, точку В на рисунке мы выбрали произвольно, как равноудаленную от точек А и В на той же окружности, хотя синяя точка D ни чем не хуже, но в геометрическом смысле она противоположна точке В, следовательно противоположен и ее смысл. Имеется ли в библии упоминание о чем-то противоположном гармонии единства? Да, есть упоминание о Хаосе.

Другими словами, Хаос всегда присутствует в библейской системе взаимосвязей, как абсолютная противоположность божественной гармонии Промысла, проявленного единством Слова и Бога. Если соединить точки В и D, получим некую ось, вокруг которой и будет продолжено библейское повествование. Ось эта проходит через Начало - точку О, значит само начало приобретает в геометрическом смысле истолкование в качестве начала координат библейской системы взаимосвязей.

Впрочем, все точки на окружности мы выбрали произвольно, как и саму окружность, а это значит, что в действительности синяя окружность - сфера, на поверхности которой в любой ее точке может оказаться любая из перечисленных сущностей, следовательно, истолкование рисунка приобретает привкус вероятностного оттенка, а чтобы вероятность появления любой сущности в любой точке на окружности реализовалась в действительности, необходимо предположить и узаконить существование фундаментального свойства всех сущностей: они должны обладать способностью двигаться. Так, чисто геометрически, мы доказали необходимость рассматривать наш рисунок не как изображение застывших навеки в той или иной точке сущностей, а лишь как вероятностное изображение движущихся, саморазвивающихся сущностей, причем вместе с движением сущностей движется и система их взаимосвязей.

Подведем промежуточный итог. Изображенная на рисунке синим цветом окружность и выделенные на ней геометрические точки можно истолковывать двояко: сквозь призму религиозного мировоззрения или, напротив, чисто философским способом. Я не теолог, поэтому религиозное истолкование оставлю отцам церквей, заметив попутно, что в христианстве, например, молятся во имя Отца и Сына, и Святаго Духа. Так в сознании христиан, сказанное в Ветхом Завете и изображённое геометрически на рисунке единство Бога и Слова, преломилось в некое триединство - в Святую Троицу.

Философское мировоззрение формировалось совместно с религиозным, поэтому, рассматривая рисунок, любой философ поймет, что в центральной точке изображена субстанция - первооснова и первопричина всего сущего. Что же собой представляет субстанция? В этом вопросе, который иногда называют основным вопросом философии, философы расходятся категорически. Материалисты скажут, что это материя, идеалисты видят идею в качестве субстанции. Дуализм картезианского толка смешал материальное и идеальное в единое целое и называет эту эклектичную смесь субстанцией, плюралисты говорят нам о множестве простых ингредиентов (монад) в составе субстанции. Наконец, что скажет истолог?

Прежде всего, я, например, вам скажу так: "Хватит выдумывать, истолог видит в центральной точке лишь символ субстанции, которую я называю ИСТОЕ -абсолютная полнота мира сего, истое его состояние. Если же вы желаете посмотреть из чего состоит полнота мира, тогда вам придется расширить геометрическую точку до окружности, и только тогда вы увидите то, что своеобразно видели уже и в глубокой древности: единство противоположных начал, слитых воедино не эклектичной прихотью картезианского толка, а в результате взаимодействия самих противоположностей по законам диалектики."

Кстати, расширяя геометрическую точку в центре рисунка до окружности, я действую так же, как действовал Бог, создавая нам божий мир. Помните, Он воскликнул: "Да будет Свет!" Сам Господь-Бог оказывается ничего не видел там, где он был вначале, ощущая лишь некий Хаос. Мы уже знаем, где был он вначале - в центральной точке, изображенной темным пятном. Что можно разглядеть в темном пятне, в чёрной дыре, находясь внутри? Ничего! Поэтому Бог создал Свет точно так, как это сделал и я - расширил пятно чёрной дыры до бесконечных размеров, и появился Свет, в лучах которого можно уже создавать свой мир и Ему, и мне, согласуя мой мир по образу Его и подобию.

Такого поистине божественного расширения центральной геометрической точки до окружности не сделали ни Платон, ни Аристотель, ни Кант, ни Гегель с Марксом, Энгельсом, Лениным и Сталиным, ни один из философов не сделал, поэтому каждый из них интуитивно "видел", быть может, одно и то же, но с разных сторон, по-разному и назвал: Платон - Парадейгмой, Аристотель - Cубстанцией, Неподвижной Первоосновой, Перводвигателем, Кант - "Вещью - в - Себе". У Канта, я думаю, точнее всего отображается невозможность увидеть в черной дыре хотя бы ну что-то конкретное и действитильное. Аристотель тоже понимал эту невозможность, поэтому сформулировал свое представление как основной вопрос философии, Платон же попросту стал гадать, так на кофейной гуще в центре его философской системы оказалась по сути Идея. Заразная получилась идея - гадание на кофейной гуще. Такого же рода гаданием заняты были и Гегель с Марксом, но "разгадали" по-разному.

В дополнение к сказанному приведу любопытный диалог между двумя участниками форума в теме: "Наивная Единая теория поля"
http://www.newtheory.ru/metaphysics/naivnaya-edinaya-teoriya-polya-t2358.html

"Как было бы замечательно, если бы Канту удалось доказать реальность Вещи В Себе и Синтетического Суждения Априори!"
Писал участник под ником "che", участник под ником "Виталий П" ему ответил:

Кантовская «вещь-в-себе» есть довольно-таки туманная штука. Я думаю, что и сам Кант не имел однозначного понятия о том, что хотел сказать. Но при некотором разумном уточнении «вещи-в-себе» - все становится ясным. Например Аристотель давным давно решил вопрос о «вещи-в-себе». Только он не называл это этим термином, он называл это иначе «субстанция».
Вся суть в том, что между нашими знаниями о вещах и самими вещами существует бесконечная онтологическая пропасть. Ведь если бы вещи и наши знания о них совершенно бы ничем не отличались, то раз они именно вообще ничем не отличаются то все вещи это и были бы нашими знаниями т.е. все сущее было бы порождение нашего СОзнания. Но этого не может быть. Потому что существует по крайней мере один предмет, который -непознаваем. (то что он есть мы доказать можем, а вот что он такое есть – мы в принципе знать не можем это и означает, что он не тождественен никакому нашему знанию о нем, такой предмет единственен, и называется в элейской школе «Бытие» (слово «Бытие» - не имеет ни малейшего отношения к такой глупости как «философская категория» или «мир» - это иная, метафизическая реальность, та самая, которая у Аристотеля есть Неподвижный Перводвигатель, и Парадейгма у Платона, ибо они, как я думаю видели интуитивно одну и ту же реальность, описывая её с разных сторон. Если угодно узнать почему эта вещь есть, и почему, следовательно солипсизм опровержим логически (во-преки непонятно кем распротраняемому мнению, что это якобы невозможно) – могу впоследствии пояснить).
Итак, раз вещи не есть наши знания, значит в каждой вещи есть что-то, что отличает её от всякого знания какое только может у нас о ней быть. В вещи есть что-то, чего ни в каком знании – нет. Что и означает ,что вещи – непознаваемы. Они есть «вещь-в-себе». «Вещь-в-себе» - это не какай-то «отдельная вещь» - а всякая реально существующая вещь – есть вещь-в-себе, ибо она только потому и реальна, что чем-то отличная от всякакого нашего знания о ней. Не сводима на него, а потому даже в принципе не может быть порождением нашего СОзнания. Следовательно существует объективно. И вот Аристотель замечает – что в действиельности существуют только единичные предметы, но знания целиком соответствующего каждому единичному предмету ,такого чтобы оно было целиком тождественно вещи – у нас нет. А то которое есть, соответствует не единичному следовательно, а уже некой степени общности. Итак: в реальности существует только единичное , а познаваемо может быть только общее.
Но из всего того, что познаваемо, одно относится к роду другое к виду. (это соподчиненные категории). Так вот: то, что существует в самом предмете, а в нашем познании соответствует тому общему, что мы о предмете знаем, причем такому общему, которое соответствует виду не являющемуся родом ни для каких других видов (т.н. «самый низший вид) и именуется у Аристотеля «сущность». Сам предмет – «первая сущность». Затем термин «первая сущность» (как и учтонение про самый низший вид) было исторически расширено до понятия «ипостась». Первая сущность Аристотеля – это только лишь частный случай ипостаси .Ипостась – это такая конкретная, действительная (а не возможная) единица бытия, которая является единицей бытия одной или более природ. (по Аристотелю каждая единица бытия имеет только одну природу, а вот ипостась – сколько угодно).




Истое, будучи абсолютной полнотой метафизической (как говорит Виталий П) реальности (Бытия), в метафизическом смысле так же непознаваемо до конца, как и само Битие, поэтому если бы я остановился на изображении Истого одной геометрической точкой, я не продвинулся бы ни на шаг в процедуре познания метафизической реальности, но полнота предполагает наличие некоего множества СОбытий в Истом. Множество в геометрической смысле - множество геометрических точек, во множестве же событий можно выявить нечто общее, стало быть, и познаваемое.

Другими словами, расширение центральной геометрической точки до окружности льет некий Свет на процедуру познания метафизической реальности Истого, она приобретает новое качество. Остановимся на понятии о Свете чуть поподробнее. Это чрезвычайно важный момент для понимания всего моего изложения. В библейском смысле Свет - это не только (и даже не столько) чисто физическое явление. Нет, истинный библейский Свет - Промысел Бога, который, разумеется, - бесконечен, поэтому синюю сферу на нашем рисунке следует трактовать, как бесконечно большую, хотя формально изобразить бесконечно большую величину мы, казалось бы, и не в силах. Есть в нашем распоряжении всего лишь один прием изображения бесконечности, основанный на определении бесконечно большой величины, которая больше любого наперед заданного значения величины конечной: мы помещаем в большую сферу сферу поменьше. Теперь, если величину малой сферы трактовать в качестве сколь угодно большой, наперед заданной, но - конечной величиной, мы увидим, что большая сфера все-таки больше. Если теперь задаться вопросом: а знаем ли мы Промысел Бога во всем его бесконечно большом объеме, ответ будет отрицательным. Значит, наше человеческое понимание Его Промысла по сути своей конечная величина - в каждый данный момент времени. Таким образом, религиозное мировоззрение за счет своей веры по своему объему больше, чем любой объем знаний человечества, следовательно, наша участь научного постижения Промысла Бога - находиться внутри малой сферы. Что же является для нас - человеков тем Светом, который нам служит в нашем человеческом постижении мира и его законов? Уже постигнутые законы и служат нам в качестве опоры для еще большего постижения. Наиболее же общие из постигнутых нами законов - законы диалектики, поэтому для истологов они и есть наш Свет - на данном этапе нашего саморазвития.


Вспомним теперь, что библия повествует о создании мира сего в соответствии с Промыслом божьим, самый же общий лик созданного - сфера, которая вращается вокруг своей оси. Именно к такому умозаключению нас привела попытка отобразить в геометрических образах сказанное в самом начале Ветхого Завета. Здесь я попутно отмечу, что выражение "В начале было слово" многие истолковывают в качестве некоего обоснования первичности идеального, но это не так.

Напротив, авторы Ветхого Завета мыслили весьма дуалистично и даже диалектично, так как первая же фраза в библии по сути и есть предвосхищение закона единства и борьбы противоположностей, но эта истина проявляется только через геометрический образ сказанного в библии. Печально теперь вспоминать - сколько тысячелетий понадобилось нам, чтобы вернуть библии ее истинный смысл: абсолютная полнота мира сего, истое его состояние в научном смысле есть диалектическое единство и борьба противоположных свойств Единого - являть нам свою суть в качестве объективной реальности и возбуждать в нас понимание Его Промысла в наших идеях.


Добавлено спустя 1 день 21 час 55 минут 10 секунд:
Яблоко раздора | Показать
Читать библию глазами истолога - увлекательное занятие, особенно для человека, сформированного, как личность, в атеистической среде. Мне, когда я был совсем еще молод и не был истологом, доводилось тайком и украдкой почитывать и Ветхий и Новый Заветы, но многое там мне было не ясно. К примеру, за что Бог изгнал Адама и Еву из Рая? Подумаешь, вкусила Ева запретный плод с древа познания, делов-то, разве же это грех? Нас всех учили, напротив, тянуться к знаниям.

Теперь, досыта похлебав коммунистических щей, будучи уже истологом а не апологетом диамата, истмата и политэкономии марксистско-ленинского толка, я читаю эти страницы в Библии другими глазами, понимая уже, что знания "знаниям" - рознь. Так в чем же состоит эта разница? Как отличить правду от лжи? Есть ли у нас надежные критерии истины? Есть ли сама эта истина, а если она есть, то какова?

Все эти вопросы и ответы на них современная философия рассматривает в особом ее разделе - гносеологии. Повторять уже сказанное множеством авторов я здесь не буду, полагая, что мой читатель достаточно образован и знает о чем идет речь. Я лишь отмечу попутно, что и по этим вопросам в философии много споров. Прежде, чем изложить вам свою гносеологию, я позволю себе краткое лирическое отступление.

Шестидесятые годы 20 века ознаменовались яркими событиями в нашей стране, но ярче всего прочего стал запуск человека в космос и 22 съезд коммунистической партии. С Гагариным все всем понятно: несомненный успех и нашей науки, и нашей техники. Гигантское достижение, спора нет. Относительно же перспективы построения коммунизма к 80 году, как это было объявлено на съезде партии, споры были. Я, в то время юноша, прислушивался ко всему, что говорили люди, а говорили разное, относясь более или менее оптимистично или же, напротив, пессимистично к перспективам построения коммунизма. И вот какой закон тогда я усвоил, слушая эти споры: чем образованнее был человек, тем больше в нем было оптимизма, соответственно, чем менее образованный, тем больше пессимизма. Крайнюю же форму пессимизма высказывали люди у пивных ларьков, те попросту матюгались. "Вот так-так, - думал я, - совсем, видно, свихнулись от пьянки."

Прошли годы, коммунизма как не было, так и не стало. Правы-то оказались те, которые у пивных ларьков матюгались. Значит, все то, чему нас учили в школе и с трибун съездов партии - не правда? Где же тогда она - правда? Примерно так я размышлял после 80-го года, и постепенно начал искать ту роковую ошибку наших идеологов, которая привела их и нас вместе с ними к полному краху. Начал читать основоположников марксизма-ленинизма уже не как школьник, не как студент, а для себя и основательно, так постепенно увлекся и философией в целом. Тем не менее, найти роковую ошибку долгое время я так и не мог, слишком много противоречивых мнений впитала в себя философия, какое из них верное, какое - нет, как мне понять? В итоге, мне, атеисту, помогла Библия.

Вернемся теперь к библейскому сюжету изгнания Адама и Евы из Рая и к моему рисунку, идея которого идет не от Библии, а от Платона и его академии, куда не геометрам был вход заказан. Таким образом, если уж быть совсем точным, то мне помог синтез Библии с идеями некоторых философов, в число которых входит и Платон, и Гегель, создавший диалектический метод мышления. Этот его метод потом уже существенно перерабатывали и Маркс, и Энгельс, и наши советские философы изрядно попотели, напрягая свои извилины в диалектических дебрях. Однако ни сам Гегель, ни его последователи так и не прислушались к Платону, запретившему не геометрам вход в философию, все они так и не создали геометрический образ основных законов диалектики, и совершили тем самым роковую в методологическом смысле ошибку, которая повлекла за собой ошибки иного рода - с весьма трагическими последствиями.

На моем рисунке все три закона диалектики исполнены геометрически. О первой большой сфере я уже говорил, как писал и о смысле выделенных на ней геометрических точек, причем смысл этот может меняться в рамках либо сугубо религиозного, либо чисто философского мировоззрения. Эти два типа мировоззрений в диалектическом смысле есть отрицание одного другим, т.е. если выдвинуть тезис о необходимости религиозной интерпретации смыслов, то антитезис будет выглядеть как необходимость философской интерпретации. Однако в знаменитой триаде Гегеля - "тезис, антитезис, синтез", на базе которой и сформулировали закон отрицания отрицания, синтез того и другого мировоззрения по сути и есть второе отрицание в законе.

Интерпретировать этот синтез в рамках одной сферы в принципе невозможно, поэтому на рисунке есть две совершенно одинаковые по внутреннему исполнению сферы, но вторая поменьше. Суть же внутреннего исполнения сфер - закон единства и борьбы. Теперь геометрические точки на большой сфере мы можем истолковывать в религиозном смысле, а на маленькой сфере - в философском. Рисунок же в целом и есть синтез того и другого мировоззрения. Но он еще демонстрирует нам и закон перехода количественных изменений в качественные. Если бы на рисунке была лишь одна сфера, мы могли бы интерпретировать ее либо в религиозном, либо в философском смысле. При двух сферах рисунок можно интерпретировать и в том, и в другом смысле, а это уже новое качество самого рисунка. Он информирует нас не только об одном мировоззрении, а о двух и проясняет картину их соотношения и взаимосвязи.

В сюжете про Адама и Еву в Библии появляется еще один персонаж - Дьявол, что и логично, и диалектично. Если есть Бог, должна быть и его противоположность. Бог созидает и сеет добро, Дьявол пытается все, созданное Богом, разрушить. Слово божие - абсолютная истина, Слово Дьявола - абсолютная ложь. Гносеологические проблемы в религиозном мировоззрении решаются абсолютно однозначно: либо ты веришь в Слово божие, тогда ты в Раю. Если же усомнился и хочешь сам вкусить плоды с древа познания, тогда место в Раю не для тебя. Сурово, но - справедливо! "Хе-хе, ты попробуй, отведай!", - говорит Дьявол, соблазняя Еву запретным плодом и Ева соблазняется. Отныне и вовеки веков человечество, соблазненное Дьяволом к самостоятельному поиску истины, будет жить не в Раю.

Философы в сущности и есть потомки Адама и Евы, способные слышать голос божий, способные и усомниться, способные и заблудиться в своих поисках истины. Что из этой затеи иногда получается, я покажу на горьком для нас примере Маркса.

В молодости, будучи младогегельянцем - учеником Гегеля и последователем его философской системы, он хорошо усвоил диалектический метод. Европа в то время бурлила, во Франции зрела очередная революция и было всем очевидно: что-то, как-то не так устроена жизнь. Маркс занялся критическим анализом всего и вся, в первую очередь - философии. Не пожалел и своего учителя - Гегеля, найдя в его учении противоречие между диалектическим методом и философской системой. Метод Марксу нравился, система разонравилась, а она была идеалистической, т.е. основной вопрос философии Гегель решал в пользу признания первичности идеального. Идеализм тогда и в целом доминировал в философской среде, а именно эта среда и определяла - как нам всем жить да быть, что такое хорошо, и что такое плохо.


Дальнейший ход мысли Маркса понятен: если идеалисты устроили мир наш не так, как надо, если зреет революция, надо отказаться от идеализма и перейти в ряды других философов, но каких - вот в чем вопрос! Вопросище! Не только Маркс себе его задавал, многие задавали. В Германии, к примеру, набирал силу и популярность Фейербах с его материалистической системой, и Марксу она приглянулась, но - не совсем: Фейербах не был диалектиком. Простая формальная логика - вот чем была насыщена его система взглядов. Нет, решил Маркс, надо совместить диалектический метод Гегеля с материалистической системой Фейербаха. Решил и принялся за работу. Что вышло из этой затеи, нам хорошо известно. Европа пробурлила и успокоилась на время, однако революцию в философии, устроенную Марксом, она не приняла к исполнению. Приняли это в нашей стране - к несчастью и всеобщему нашему горю. Столько мы крови-то пролили, пытаясь создать по лекалам Маркса коммунизм, который, как призрак, бродил по Европе. А сколько людишек угробили? Не сосчитать!

Впрочем, не будем во всем винить Маркса, Бог милостив, он Еву с Адамом в Ад не отправил, дал им свободу совести в поисках истины. Сами решили искать истину, сами и отвечаете за все. Мы тоже сами поверили Марксу, сами и виноваты. Сами должны и разобраться в чем же ошибался Маркс и мы вслед за ним.

Методологическая ошибка Маркса по сути одна: в философию он пришел без геометрического образа, академию Платона он не усвоил, полагая, что как-нибудь обойдется и без геометрии. Увы, на первом же шаге споткнулся. Вот он стоит перед решением основного вопроса философии и гадает: материализм или идеализм принять ему в качестве основного постулата. Как именно он гадал я не знаю, знаю, что не угадал. Знаю, что будь перед ним геометрический образ всех трех законов диалектики, он бы уже не гадал, а размышлял, как должен размышлять подлинный диалектик.

Подлинный же диалектик должен размышлять так: если историческое развитие философии выработало тезис о необходимости для множества философов материалистического постулата, (допустим, это малая сфера на нашем рисунке), то антитезис для другого множества философов - необходимость идеалистического решения (допустим это большая сфера на рисунке). Осталось выяснить, в чем же заключается синтез тезиса и антитезиса, как требует диалектика. Смотрим на рисунок и убеждаемся в необходимости совместить два противоречивых тезиса в один: материальное и идеальное должно рассматриваться в качестве противоположностей в рамках закона единства их и борьбы. До этого синтеза не додумался даже и сам автор триады "тезис, антитезис, синтез". Гегель, увы, тоже геометрических образов не рисовал и Маркса он этому не учил. Маркс, в назидание потомству, отомстил Гегелю за неумелое преподование курса диалектики, перевернув с ног на голову его систему.

Маркс большую часть своей жизни потратил на обоснование еще одного антитезиса: светлое будущее всего человечества ожидает его при коммунизме, где средства производства будут принадлежать обществу, распределение же благ будет осуществляться по принципу: от каждого по способностям, каждому по потребностям. Этот его антитезис был выдвинут в противовес капиталистическому тезису, где средства производства принадлежат частным лицам, распределение же благ осуществляется по труду каждого члена общества.
Надо признать, анализ капиталистического способа производства Маркс выполнил блестяще, с чем соглашалась и просвещенная Европа, но с перспективой жить в коммунизме без частной собственности там не соглашались категорически. Что-то, где-то Маркс напутал, сочли на Западе. На Востоке, точнее в нашей стране учение Маркса приняли на ура. Так началось великое противостояние Запада и Востока.

Итак, существуют два противоречивых тезиса, две сферы на нашем рисунке. Что делать? Надеюсь, читатель уже понял: надо синтезировать оба тезиса в рамках закона единства их и борьбы. Об этом я буду писать в другой раз.


Добавлено спустя 1 день 23 часа 59 минут 49 секунд:
Исход | Показать
Когда читаешь в Ветхом Завете про исход племени из Египта в поисках Земли Обетованной - дух захватывает. Настоящий боевик! Спрашивается, чего им не жилось в Египте, не из последних племен они там жили-были? Однако потянуло их в свой Рай - Землю Обетованную, только там, полагали они, никто не будет им мешать молиться своему богу.

Если спросить, что потянуло нас из лона просвещенной Европы, ответ будет схожим: новая религия - коммунизм, и мы захотели превратить свою страну в подобие Рая, но - на земле. Напрашивается сам собой вопрос: а кто сподвиг, кто искусил? Бог или сам Дьявол? Ответ очевиден - Ленин!

Маркс не сподобился увидеть исполнение своих желаний, исполнять их выпало на долю Ленина, но кто он был? Не бог, не царь - понятно, герой, быть может? Оставлю в стороне вопрос о героизации или, напротив, демонизации Ленина, для меня он был прежде всего философом. Вопрос - каким? По мнению многих - великим! Да, тиражи трудов Ленина превосходили тиражи библии, но... это ли мерило? Посмотрим лучше, как он справился с задачей.

Задача, которая стояла перед ним - построение коммунизма в отдельной и далеко не самой передовой стране! Нет, Ленин не был слепым подражателем Маркса. Марксизм он творчески переработал. Маркс, как известно, полагал, что социализм, как первая фаза коммунизма, наступит в результате саморазвития капитализма, но Ленин ждать не хотел. Он эту первую фазу на пути к благословенному коммунизму существенно переосмыслил. В марксизме социализм предполагает наличие уже развитой в недрах капитализма экономики, базирующейся на общественной форме собственности и распределении по потребности. Социализм же ленинского толка предполагает распределение по труду. У Маркса социализм - первая фаза коммунизма, у Ленина социализм по сути самостоятельная общественно-экономическая формация, в рамках которой экономике и предстояло дорасти до уровня стандартов полного коммунизма. Чем не философ?

Ход мысли Ленина понятен: если капитализм (исчадие ада - по Марксу) развивается на базе частной собственности и распределения благ для каждого по его труду, надо волевым (революционным) решением устранить частную собственность, национализировать буржуйские предприятия, вот и получим социализм, где правит бал пролетарий, человек труда, который готов и потерпеть временное распределение благ для каждого - по его труду, чтобы в дальнейшем довести распределение до уровня потребности.

Пролетарии всех стран возликовали! Буржуи же по всему миру прижали дьявольский свой хвост природной алчности. Того гляди, и вправду вспыхнет мировая революция?

Нет, я не ставлю в упрек Ленину его непоследовательный материализм, напротив, с истологической точки зрения идеи могут быть первее объективной реальности в переустройстве общественного бытия, что Ленин и доказал. Коммунистическая идея обладала громадной привлекательностью своим гуманистическим потенциалом. Она все-таки перевернула весь мир. На Западе, под угрозой уничтожения империалистических поползновений и капиталистических замашек буржуи заметно поумерили свои сугубо алчные позывы. Запад вынужден был вступить в соревнование с новоявленными коммунарами ленинского призыва в вопросах гуманизации общественной жизни, и он это соревнование выиграл! Осталось выяснить - почему?

Увы (или - к счастью?), не вспыхнула мировая революция, напротив, в самой стране с гегемонствующим пролетариатом возникли проблемы, да такого масштаба, что Ленину пришлось дать задний ход, так возникла новая экономическая политика (НЭП). Буржуям временно разрешили вернуться, сам же Ленин впал в глубокое размышление: а что же он сделал не так? Завершить свои размышления Ленин не успел, подвело здоровье. А мог бы, если бы не здоровье? Я думаю, что нет.

Ленин, разумеется, незаурядным был философом, но с двумя изъянами, унаследованными им от Маркса: во-первых, он тоже не был геометром, во-вторых, он был материалистом, правда, не вполне последовательным - в отличие от Маркса. А если был бы он последовательным материалистом, сама идея строительства социализма при недоразвитом еще базиса в экономике не пришла бы ему в голову, так как идея в данном случае бежит первее паровоза, поэтому Маркс нечего подобного не выдумывал. А будь Ленин геометром, был бы у него рисунок, подобный моему, тогда и он наверняка бы понял, что идея социализма ленинского толка катастрофически плоха. Поясню теперь - почему.

Смотрим на рисунок и предположим, что маленькая сфера - капитализм, большая - коммунизм. В маленькой сфере царит и правит балом частная собственность и принцип распределения благ по труду, в большой сфере правит бал общественная собственность и принцип распределения по потребностям. Таким образом, если первая маленькая сфера - некий тезис, а вторая сфера - антитезис, то синтез того и другого тезиса - сам рисунок с двумя сферами. Другими словами, если задать вопрос: что будет после коммунизма? Ответ будет потрясающим: будет синтез прошлого и настоящего, а стало быть, останется то, что было и всегда в любых государствах. Останется и общественная и частная собственность, останутся и перечисленные принципы распределения благ, останутся и государства, хотя Маркс и утверждал обратное: дескать, государство - некая вторичная надстройка, которая зависит от способа производства.

Зависеть-то оно, конечно, зависит, но не настолько, чтобы исчезнуть, так как оно само непосредственный участник производства, особенно при мнимом социализме и коммунизме. Маркс просто исключил государство из рассмотрения особенностей именно сугубо капиталистического способа производства и - правильно сделал, а тот факт, что он забыл его включить в ряды действующих собственников, распорядителя общественной собственностью и производимых на ее базе товаров даже и при капитализме, как общественно-экономической формации, это уже его ошибка.

Не верите? Вам моя геометрия не указ? Воля ваша, но посмотрите тогда, что стало с нами после коммунистического синдрома в нашей стране. Частная собственность восстановлена в полном объеме, и это уже не временный НЭП. Случилось то, что и должно было случиться. Неудачный опыт строительства мнимого социализма в нашей стране показал со всей очевидностью, что государство - участник производства, а не сторонний его наблюдатель.

Таким образом, я утверждаю, что выделенные Марксом формы собственности и формы распределения благ всегда присутствуют в любой общественно-экономической формации, хотя содержание, вложенное в эти формы будет разным. Величайшая заслуга Маркса в том, что он, перелопатив всю историю развития экономического устройства разных общественно-экономических формаций, сумел вычленить именно эти формы из множества других, но рассмотрел их не так, как должен делать диалектик.

Диалектик же должен и эту пару противоположностей рассматривать в рамках закона единства их и борьбы. В этом умозаключении и состоит методологический смысл моего рисунка: на его базе можно решать не только самую общую проблему в философии - основной вопрос философии, но и любую другую проблему, так как дедуктивный метод мышления предполагает преемственность методологии при переходе от более общих вопросов к частным. В качестве методологического пособия предлагаю вам разобраться вместе со мной: как должен мыслить и действовать истолог, решая какую-либо частную проблему.


Допустим, нас интересует универсальный способ производства всего многообразия товаров, необходимых нам в рамках сложившейся общественно-экономической формации. Значит, в центральной точке нашего рисунка и отображен этот наш интерес. Теперь самое время вспомнить библейское: да будет Свет! Помятуя же о том, что библейский Свет для истолога - законы диалектики, отображенные на нашем рисунке, вникаем в его суть.

Смотрим на рисунок и определяем смысл каждой точки:
точки В на любой из сфер - символ общественной формы собственности,
точки А - частной формы собственности,
точки С - символ формы распределения благ по потребности,
точки D - символ формы распределения благ по труду.

Теперь перечислим все связи на рисунке:

АВ - Первая противоположность (формы собственности).
CD - Вторая противоположность (формы распределения благ).

В точках B и C противоположности находиться в состояниях единства в рамках государства,
В точках А и D - в состояниях борьбы.

ВС - Государственный (псевдо коммунистический) способ производства.
BD - Государственный (псевдо социалистический) способ производства.
АС - Индивидуальное производство.
AD - Капиталистический способ производства.

Все это вместе и есть универсальный способ производства. Теперь всем должно быть ясно, что Маркс проделал за нас колоссальную по объему подготовительную работу: вычленил из всего многообразия разных форм пару наиболее значимых противоположностей. Скажем ему спасибо, но отметим, что дальше он заблудился. Он не искал универсальный способ производства. Он искал те или иные специфические особенности, характерные для разных общественно-экономических формаций. Мы ищем - универсальный способ производства, раздвигая безразмерную центральную точку до конечных пределов, т.е. до уровня знания нами основных и самых универсальных законов - законов диалектики.

Наполним заготовленные формы содержанием.

Индивидуальное производство, здесь все понятно: владеешь средством производства, к примеру, грузовиком, трактором и т.д. - оказываешь услуги населению, работаешь и получаешь по потребности.
При нашем социализме индивидуальное производство запретили, однако по факту оно все-таки было - в тени. Халтурили все, кто только мог и имел возможность использовать в личных целях государственную собственность. Знаменитая палочка в руках инспектора ГАИ - стала символом этого рода деятельности. Халтура в конечном итоге развратила всех нас.

Капиталистический способ производства. Имеешь в распоряжении средства производства, нанимаешь рабочих, платишь им по труду, тариф определяет рынок труда на бирже.
При нашем социализме, невзирая на все его строгости, теневая буржуазия все-таки существовала, отмазывая свою незаконную деятельность взятками разным чиновникам, что развратило и чиновников, и теневиков.

Государственный (псевдо социалистический) способ производства. Это государственные предприятия, исполняющие заказ государства с установленными государством же тарифами по оплате труда.
В условиях нашего социализма получение особо выгодного заказа и множество иных согласований деятельности госпредприятий сопровождалось взяточничеством, что развращало и чиновников, и красных директоров.

Государственный (псевдо коммунистический) способ производства. Это государственные учреждения, исполняющие согласование всех мер, связанных с деятельностью структур государства. Продукт этого способа производства - согласование - питательная среда для коррупции в высших эшелонах власти, что развращает власть повсюду. Распределение же благ в этом секторе, хотя и опирается на принцип "по потребности", однако реальную величину этой потребности определяют чиновники разного уровня. Себя любимых они, конечно, не обидят.

Эту схему должен был сделать уже и сам Маркс, но не сделал, зато наделал ошибок теоретического характера. Эту схему должен был сделать и Ленин, но не сделал, зато допустил массу ошибок практического характера. К примеру, устранив частную собственность на средства производства при неразвитом еще государственном способе производства он получил в стране жуткий дефицит товаров, и вынужден был на время дать задний ход - НЭП, новая экономическая политика была мерой вынужденной, но, как полагали большевики - временной, пока не разовьется государственный сектор.

После отмены НЭПа индивидуалисты и буржуи ушли либо в тень, либо в ГУЛАГ, остальная масса людей была вынуждена работать на государство, что позволило в короткие сроки начать индустриализацию. Энтузиазм первых пятилеток длился недолго, вскоре выяснилось, что успехи государственного сектора, лишенного внутренней конкуренции с капиталистами и индивидуалистами имели место далеко не во всех областях производственной деятельности. Успешными были, пожалуй, лишь те предприятия, которые обслуживали базовые интересы государства: его обороноспособность, производство средств производства и т.д. Производство же товаров народного потребления явно проигрывало в сравнении с зарубежными аналогами. Везде производительность труда была крайне низкой, энтузиасты-стахановцы так и не пробудили в народе тягу пахать за гроши. Народ быстро понял, что оплата труда в государственном секторе всегда будет низкой. Гегемонилось нищенствующему пролетариату как-то не очень, а государство не очень и церемонилось с пролетарием: шаг влево, шаг вправо от линии партии и - вплоть до расстрела. Вот, мол, тебе, несознательный "гегемон". Недовольство зрело и зрело, обещанного рая на земле не предвиделось, один сплошной обман от партийной верхушки, и силовые методы от внутренних органов. Вот вам и весь гуманизм коммунаров на практике. С этим-то практическим "гуманизмом" Запад легко справился, но прежде всего потому, что там за частную собственность и частную инициативу держались мертвой хваткой. Впрочем, писать обо всем этом должны экономисты, историки, литераторы и прочие деятели культуры. Мое же повествование - о философии.

В наши уже дни я часто слышу вопрос: что же теперь-то мы строим? Есть ли хоть какая идея у нашего государства сегодня? Скажу вам так: после демократического переворота со всеми его мерзостями, мы получили-таки правильно в экономическом смысле устроенное государство, отягощенное философским наследием прошлого. Наследие это в каждом из нас живет живой болью и недоверием к властям разного уровня, за исключением разве что президентского. Вот, как мне кажется, основная задача для всех: преодолеть недоверие, а это возможно, если каждый из нас во главу угла постановит за правило: жить по совести а не за ради лишь только наживы.

Теперь зададимся вопросом: если, как я писал выше, любой способ производства дает возможность негодяям действовать не по совести, а именно исключительно ради наживы, включая и незаконные способы обогащения, есть ли надежда, что в будущем все вдруг изменится к лучшему? Да, такая надежда есть.

Вкладывая содержание в перечисленные выше способы производства, я намеренно подчеркнул негатив. На самом деле, конечно, существует и позитив. К примеру, индивидуальное производство, если оно намеренно не загоняется в угол, способно умерить алчность и буржуя, и чиновника. Буржуи с чиновниками тоже ведут свою борьбу. Задача верховный власти - обеспечение нормальных условий существования всех способов производства, только тогда, в конкурентной борьбе ситуация постепенно будет улучшаться. Подводя итог беглому анализу способов производства, я подчеркну, что сами по себе они и не плохи, и не хороши, они просто необходимы. Это мы способны согласовать любой способ производства в соответствии либо с Промыслом Божьим, либо с дьявольским его извращением, так что дело за нашим выбором. С выбором и выборами нам и следует обращаться со всей серьезностью.


Кроме того, есть и другие рычаги: церковь, деятели культуры, традиции, наконец, поддерживающие не зло, а добро. Так что я смотрю в будущее с умеренным оптимизмом. Хочется верить, что мы сумеем вернуть нашему государству роль лидера на гуманистическом поприще, взяв с собой в будущее все то, что было хорошего в прошлом, включая сюда и лучшие черты коммунистической идеи, и более ранних эпох. Надеюсь, мы все же способны гармонизировать разнообразные интересы наших сограждан с интересами государственной важности в этом гремучем и полном борьбы на международном уровне мире.

Наконец, я пишу эти строки в канун очередных выборов Президента. Дебаты между кандидатами на эту должность показывают, что война между коммунистически настроенными претендентами и либералами, отстаивающими капиталистические принципы идет по старым лекалам войны до полного уничтожения. Другими словами, ни те, ни другие так и не поняли, что все они вместе необходимы для совместного сосуществования в рамках единства их и борьбы за подлинное процветание государства.

По-моему, лишь Путин, не будучи истологом, а, скорее, прагматиком пытается реально гармонизировать разные слои общества и разные его интересы, поэтому он и победит.

Код ссылки на тему, для размещения на персональном сайте | Показать
Код: выделить все
<div style="text-align:center;">Обсудить теорию <a href="http://www.newtheory.ru/philosophy/vvedenie-v-istologiu-pervoe-znakomstvo-t4733.html">Введение в истологию. Первое знакомство.</a> Вы можете на форуме "Новая Теория".</div>

В каждом вижу, хоть убей,
Искру божью и людей!
Аватар пользователя
Сэр Джик
 
Сообщений: 3
Зарегистрирован: 07 мар 2018, 04:43
Откуда: Санкт-Петербург
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 0 раз.

Re: Введение в истологию. Первое знакомство.

Комментарий теории:#2  Сообщение Сэр Джик » 15 апр 2018, 12:35

Итоги


Человеку свойственно подводить итоги, подведу и я. К примеру, как и ожидалось, на выборах Президента победил В. В. Путин. Для меня, истолога, этот результат вполне приемлем, хотя Владимир Владимирович в философском смысле совсем не истолог. Об истологии он, вероятно, и не слышал, управляя нами на базе накопленного им опыта практической деятельности на государственном поприще. Так поступают все здравомыслящие прагматики, не ослепленные какой-нибудь новоявленной теорией. Другими словами, за судьбу Отечества под управлением Путина в ближайшие 6 лет истолог может быть спокоен, но все ли наши государственные деятели относятся к типу здравомыслящих прагматиков?
Увы, история нашей страны, начиная с Ленина, свидетельствует о том, что на государственный уровень прорываются иногда далеко не здравомыслящие прагматики, а именно ослепленные некими новомодными идеями, типа марксизма-ленинизма или "оголтелой демократизации", деятели. Это значит, что мы не застрахованы от них навечно. Значит, всем нам все-таки нужно разбираться в тех умонастроениях, которые нам проповедуют реальные политики, рвущиеся к власти. Моя истология помогает мне в этом, надеюсь, поможет и вам.
Почему же все-таки истолог не против Путина и его политики? Ответ на этот вопрос выглядит примерно так: Путин не выступает ни против частной собственности, ни супротив всех капиталистов - скопом, с другой стороны, будучи государственником, он не выступает против социал-демократов и даже коммунистов. Напротив, Путин, пытается гармонизировать все эти разнообразные и реально существующие силы в реальном государстве, которое мы имеем. Именно эта его попытка гармонизации казалось бы несовместимых вплоть до полного антагонизма (в головах неких радикалов) течений с точки зрения истолога представляется абсолютно правильной политикой. Путин пришел к ней как реальный прагматик, истолог одобряет эту политику, как теоретик.

Мне трудно даже и представить себе какими громадными по объему массивами данных оперирует реально здравомыслящий прагматик типа Путина, зато мне очень просто обосновать свою точку зрения, полагаясь на свою философию. Ну, философия для того и существует, чтобы громадные массивы данных преобразовать в простые по сути но максимально обобщенные схемы мышления. Разумеется, эти схемы, как и всякая теория, не должны претендовать на роль истины в последней инстанции. Более того, они могут оказаться и ошибочными, как это случилось с диаматом, истматом и политэкономией марксистско-ленинского толка. Поэтому очередная задача очередных поколений философов сводится, во-первых, к выявлению ошибок в предыдущих схемах, а во-вторых, к созданию новых теорий. Иного пути просто нет.

Итак, в чем же заключается ошибка предыдущих поколений философов в нашей стране? В самой общей форме ответ для меня очевиден: в неправильном решении основного вопроса философии. Причем гносеологический аспект этого вопроса в диамате, на мой взгляд, решен удовлетворительно, чего не скажешь о другом аспекте - онтологическом. В диалектическом материализме онтология сводится к признанию первичности материи. В этом и состояла революция в философии, устроенная Марксом. Его учитель - Гегель, как известно, был идеалистом. Что характерно для учителя и ученика - оба признавали диалектический метод мышления. Более того, они его по сути и создали, однако оба к своему детищю - диалектике, отнеслись пренебрежительно: они подключили этот метод, лишь после того, как ими был решен основной вопрос.

Почему же так случилось со столь выдающимися мыслителями? Для Гегеля его диалектика была своего рода диалектической логикой - и только лишь. Эту его новую логику он противопоставлял формальной логике, которая, как показал Кант в его знаменитых антиномиях, заблудилась в неразрешимых противоречиях. Снять эти противоречия - вот чего мучительно добивался Гегель. И, пожалуй, добился, однако читать Гегеля - так и осталось мучительно - для нас уже. Маркс в сущности принял точку зрнния Гегеля - относительно диалектического метода, но нашел противоречие этого метода с идеализмом в философской системе своего учителя. Противоречие Маркс решил просто: вместо идеализма он встал под знамена материализма. так появился диалектический материализм, в рамках которого вскоре выяснилось, что диалектика это не просто какая-то новая логика с определенными законами мышления. Нет, диалектика вскоре выросла в самостоятельную науку о всеобщей связи и взаимной обусловленности явлений. Другими словами, законы диалектики, как оказалось, действуют не только в процессе мышления, но они реально действуют и за пределами мышления - в объективной реальности. Этот факт апологеты диамата недооценивают и до сих пор.

Между тем, диалектика, будучи самым общим из всех когда -либо сделанных человечеством философских обобщений, явно уже претендует на роль того предиката, в который должна упираться формальная логика. Что я имею ввиду? Дело в том, что для формального определения чего бы то ни было, требуется наличие более общего представления. К примеру, мы говорим, что береза - дерево с такими-то особенностями. Представление о дереве - более общее, чем представление о березе. Если теперь пойти все выше и выше в своих определениях, мы рано или поздно дойдем и до представления о субстанции. Для формального определения того, что есть субстанция требуется наличие еще более общего представления, но его-то как раз и нет в наличии, и возникает проблема, которая так и называется - основным вопросом философии. Как ни пытались решить этот вопрос, но до сих пор споры не утихают.

Истолог же утверждает, что более общее представление, чем представление о субстанции существует, и мы его знаем - это законы диалектики. Другими словами, субстанция, какова бы она ни была, существует в рамках законов диалектики, поэтому ее и следует определять, исходя из этих законов. Основным же законом в диалектике является закон единства и борьбы противоположностей, поэтому истолог и определяет субстанцию, опираясь на этот закон. В итоге получается, что субстанция, как минимум двуедина (закон говорит нам о двух противоположностях), Но это двуединство субстанции не полное слияние двух частей в единое целое, нет, эти части сосуществуют еще и борьбе друг с другом.

Теперь нам осталось выяснить, а что же собой представляют те части, из которых и состоит субстанция. Представления о частях целого - представления менее общие, чем само представление о целом, поэтому представление о субстанции следует положить в основу представления о ее частях. В нашем распоряжении, к примеру, имеется графическое представление о законе единства и борьбы противоположностей. Что же мы видим? Видим, во первых, некие безликие и безразмерные геометрические точки, связанных друг с другом в единую 4-х мерную систему взаимосвязей. Вот это, выявленное нами единство системы взаимосвязей, и является единственно объективно существующей реальностью. Другими словами, субстанция, как физический, допустим, обьект для познания это, прежде всего прочего, пространство и время - единственная 4-х мерная сущность, известная нам в физической картине мира. Таким образом, всякий объект в реальности существует как некий объем пространства и времени. Но это для нас, стороннего наблюдателя, всякий обект - некий объем пространства и времени, а что же без нас?
Если существует объективная реальность,как одна из противоположностей в субстанции, в ней же должна существовать и другая противоположность, т.е. субъект, который знает о существовании обьекта. Кто же а нашей схеме, кроме нас самих, знает о существовании объекта? В принципе, любая совокупность геометрических точек в субстанции может являться внутри ее либо обьектом, либо субъектом, вся разница между которыми на самом примитивной уровне состоит лишь в том, что объекты внутри субстанции передают сигналы своего существования, другие как-то на них реагируют.

В каждом вижу, хоть убей,
Искру божью и людей!
Аватар пользователя
Сэр Джик
 
Сообщений: 3
Зарегистрирован: 07 мар 2018, 04:43
Откуда: Санкт-Петербург
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 0 раз.


Вернуться в Философия

 


  • Похожие темы
    Ответов
    Просмотров
    Последнее сообщение

Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1